/ /

Илья Дроздов: «Самая главная проблема российского крипто-законодательства в том, что оно запутано и крайне изменчиво»

Илья Дроздов: «Самая главная проблема российского крипто-законодательства в том, что оно запутано и крайне изменчиво»

07 сентября 2020, 15:42    3623

Технологичный стартап с российскими корнями вышел на b2b рынок Германии и Великобритании.

Илья Дроздов, один из основателей компании Finery Tech, в последние 5 лет живёт в Германии, его партнёр по бизнесу Михаил (имя изменено, сооснователь предпочел остаться неназванным) - в Лимассоле. Там же, на Кипре, есть физический офис компании, но большая часть команды, что типично для стартапов, распределена по всему миру и работает удаленно. 

- Короновирус никак не повлиял на нашу работу. Единственное заметное изменение - отсутствие возможности посещать тематические конференции, - комментируют основатели, - Часть нашей команды - «кванты» - математики-физики, которые отвечают за математические модели - в России, разработка - в Украине и есть еще специалист по развитию бизнеса, который работает из Канады. Вся наша команда, большую часть времени, работает распределенно и удаленно.

- Кто ваши клиенты?

- Мы B2B компания. Одна категория нашей аудитории - это банки, управляющие компании и финансовые организации, которые являются потребителями ликвидности в процессе покупки или продажи криптоактивов. Вторая - поставщики ликвидности, компании-маркетмейкеры, которые в любой момент времени, а это 24/7/365, готовы заключить сделку купли-продажи. И отдельная категория: депозитарии цифровых активов, на базе которых участники торгов на нашей платформе производят взаимные послеторговые расчёты. Мы предоставляем им удобное технологическое решение для торговли в рамках взаимных лимитов, клиринг операций в режиме реального времени и возможность учета рассчитанных позиций, что позволяет полностью автоматизировать торговый и послеторговый процессы. 

- Вы не работаете с российскими компаниями?

- Не работаем.

- Почему?

- Потому что российское законодательство запутанно и крайне изменчиво, а российская судебная система далека от совершенства. Мы работаем в основном с компаниями из Евросоюза: Эстонии, Швейцарии, Кипра, Нидерландов, Великобритании. Со всеми, в чьих юрисдикциях подобные сделки находятся в легальном поле. В России - нет. Ни одна российская компания не могла с нами подписать договор купли-продажи валют, потому что не было законодательной базы. Новое законодательство всё ещё сырое и, вероятно, будет ещё дорабатываться. Кроме того, среди русскоязычных контрагентов, с которыми мы разговаривали, часто встречались такие, у кого нет реального бизнеса, связанного с криптовалютами, но есть желание использовать криптовалюты для отмывания средств, полученных незаконным путём или уйти от налогов. С такими клиентами мы не работаем.

- У вас есть свой прогноз по поводу изменения ситуации с законодательством в России? Вы следите за темой? Рассматриваете российский рынок в будущем?

- В российском законодательстве в целом, и в крипто-законодательстве в частности (авт.: закон «О цифровых активах») - самая главная проблема заключается в том, что всё постоянно меняется. Даже в условиях, когда закон принят - остаются риски, нет гарантии того, что через полгода в нем снова что-нибудь не изменят и не запретят. Поэтому большинство компаний, занимающихся крипто-бизнесом в России, выбирают иностранные юрисдикции, чаще всего Эстонию. У нас есть знакомые ребята, например, которые сидят в Сколково, занимаются крипто-проектом, но юрисдикция у них не российская. 

- Чем обеспечена ваша ликвидность? Агрегацией маркетмейкеров? И какой объем сделок в день вы можете проводить?

- Верно. Наша платформа позволяет агрегировать ликвидность маркет-мейкеров, одновременно, следя за тем, чтобы доступная для конкретного участника торгов ликвидность не превышала его торговые лимиты. Технически нет никаких ограничений. Практически - на нашей платформе заключались единичные сделки до 2 млн долларов каждая. 

- Но вы не называете себя биржей, хотя очень на неё похожи. В чем отличие?

- Мы не крипто-биржа в классическом понимании, мы - технологический вендор. Мы не храним клиентские активы и не участвуем в послеторговых расчётах. Зато кое в чём мы лучше и удобнее, чем биржа. Приведу пример. У крипто-обменника в отношениях с биржей работает сценарий, при котором нужно хранить все активы на бирже, и если, к примеру, к нему приходит клиент, который покупает 1 биткоин за 10К евро, а через полчаса приходит другой клиент, который продает 1 биткоин за 10К евро, то крипто-обменнику нужно хранить и этот 1 биткоин, и 10К евро на бирже. Более того, как только будет совершена еще одна сделка по покупке 1 биткоина - деньги на биржевом счете обменника закончатся. И следующего клиента он уже обслужить не сможет. До тех пор, пока не заведёт на счет новые евро, потому что, по правилам биржи, они там быть должны до момента совершения сделки. А новые евро когда он сможет завести? Даже если отправит утром, то скорее всего они упадут на биржевой счёт уже на следующий день. А если это выходные или праздники?

Мы же даем участникам торгов возможность зафиксировать цену сделки и захеджировать свой рыночный риск прямо сейчас, продолжая обслуживать клиентов.  Перекрыть эту позицию и продолжать дальше. В итоге пользователь получает выгоду от более эффективного управления оборотными средствами. 

Сейчас обменникам, биржам, операторам биткоин-банкоматов или сервисам по процессингу крипто-платежей, что приходится делать? Им приходится всегда держать определенное количество активов, будь-то крипто-активы или фиат, на криптобирже. Для них это, во-первых, риск 100% потери, так как приходится доверять бирже и, во-вторых - неудобство, связанное с необходимостью физически хранить эти средства на счетах биржи, а не управлять ими. В нашем случае эти риск и неэффективность нивелированы.

- Каким образом вы нивелируете риск потери активов? 

- Первое - у нас нельзя вывести деньги, потому что мы их не храним. Все участники торгов рассчитываются напрямую друг с другом. Если поставщик ликвидности должен поставить актив потребителю ликвидности, то идёт прямая отправка потребителю и получение встречного актива от него, мы не участвуем в этих расчетах. Единственное, что мы делаем - позволяем им сообщать о том, что прошла транзакция. Таким образом, наша платформа всегда в курсе того, что происходит. И открытые позиции участников, и их торговые лимиты обновляются автоматически. Второе - участники торгов не анонимны. Каждый поставщик ликвидности проверяет своего контрагента до его появления на платформе: это и собеседование, и проверка документов с пристрастием. То есть все участники торгов всегда знают, с кем они торгуют. Даже, если предположить, что кто-то взломает учетную запись нашего пользователя, то сделать вывод средств он не сможет, ибо их нет и вывести средства через серию убыточных сделок с другим, контролируемым злоумышленником счетом он тоже не сможет, так как платформа позволяет торговать только с маркетмейкером. 

- На чем вы зарабатываете?

- У нас транзакционный бизнес, наша комиссия - доля от оборота. Наша цель как платформы, привлечь как можно больше участников торгов. Сейчас мы работаем над привлечением качественных маркетмейкеров, чтобы улучшить агрегированную на платформе ликвидность. Так как, чем больше у нас маркетмейкеров, тем лучше итоговые цены для наших потребителей, так называемых buy-side фирм. 

- Как в вашу структуру ключевых клиентов попали банки?

- Это наша цель - создать глобальную площадку, на которой банки и другие финансовые институты смогут торговать между собой. По всей Европе активно принимается новое законодательство, которое выводит сделки с криптовалютами в регулируемое поле. Мы хотим стать первыми из тех, кто даст банкам удобный инструмент управления клиентскими крипто-активами. В Германии, например, криптовалюты признали финансовым инструментом, таким же как акции и фьючерсы. Что это значит? Это значит, что сделки с криптовалютами банки могут предлагать своим розничным клиентам. Но создавать свою инфраструктуру дорого и долго, а покупать и продавать биткоины на анонимной бирже, у которой нет удовлетворительной регуляции, банк не станет. Плюс европейское «антиотмывочное» законодательство очень строго регулирует процесс проверки происхождения средств. Не только размещать средства, но и торговать с крипто-биржей для банка - это риски, в том числе репутационные. Тут и возникает потребность в нашей технологии, так как наше решение позволяет банку видеть, кто вторая сторона сделки. И знать, что все внутренние AML/KYC процедуры контрагента соответствуют необходимым регуляциям и нормам. 

- У вас есть подписанные контракты с кем-то из европейских банков?

- У нас есть два партнёра из Германии и Великобритании, с кем в связке мы начинаем экспансию в этих странах. Плюс мы начали диалог с несколькими небольшими банками, которые или проявляют интерес к рынку цифровых активов, или уже запустили пилотные проекты в этой сфере.

- Что это за партнёры?

- Tangany - в Германии и Koine - в Великобритании. Это поставщики депозитарных решений для банков по хранению криптовалюты. Таким образом банк получает не только платформу для проведения сделок, но и кастодиальное решение, позволяющее им не развивать свою собственную технологическую инфраструктуру по хранению крипто-активов клиентов, а заниматься «своим» бизнесом - предоставлением сервиса конечному клиенту.

- Кроме Германии и Великобритании, какие страны для развития в планах?

- Вся Еврозона. В перспективе - Южная Америка, Южная Африка, Юго-Восточная Азия.

- Чем будете привлекать там маркетмейкеров и банки?

- Маркет-мейкеров - качественной технологией и отсутствием токсичного потока. Банки - удобным и понятным для них инфраструктурным решением и агрегированной ликвидностью. Используя нашу платформу, банк получает доступ сразу к нескольким поставщикам ликвидности, а значит, может сэкономить время и ресурсы на техническую интеграцию, что для банков всегда головная боль. 

Свежее

 Журнал RUБЕЖ  Пожарная безопасность  Транспортная безопасность

Yandex.Дзен

Подписывайтесь на канал ru-bezh.ru
в Яндекс.Дзен

Яндекс.Директ

RUБЕЖ в vk RUБЕЖ на dzen RUБЕЖ на youtube RUБЕЖ в telegram+ RUБЕЖ-RSS

Контакты

Адрес: 121471, г. Москва, Фрунзенская набережная, д. 50, пом. IIIа, комн.1

Тел./ф.: +7 (495) 539-30-20

Время работы: 9:00-18:00, понедельник - пятница

E-mail: info@ru-bezh.ru


Для рекламодателей

E-mail: reklama@ru-bezh.ru

тел.: +7 (495) 539-30-20 (доб. 103)

total time: 0.9319 s
queries: 266 (0.5389 s)
memory: 4 096 kb
source: database
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение.