/

Виктор Глушко: «Термин «цифровой двойник» уже вызывает скепсис»

Виктор Глушко: «Термин «цифровой двойник» уже вызывает скепсис»

Виктор Глушко

GR-директор группы компаний BIMeister

Виктор Глушко: «Термин «цифровой двойник» уже вызывает скепсис»

download PDF
28 октября 2021, 13:11    308

Какова роль BIM  в безопасности ТЭК? Возможно ли решить задачу импортозамещения? Крупный заказчик и российский производитель: какие сложности и преимущества взаимодействия? Об этом в интервью журналу RUБЕЖ рассказывает один из ведущих российских экспертов в сфере BIM  Виктор Глушко, GR-директор группы компаний BIMeister.

Беседовала Татьяна Сазонова

- Виктор Владимирович, какие плюсы имеет эффективное управление промышленными данными для отрасли ТЭК? Данные становятся активом для промышленности – это эффектная фраза или действительно так? 

- Вопрос очень многогранный. Отвечая на него, можно говорить и о том, что такое актив, и вспомнить крылатые фразы, появившиеся в последнее время. К примеру, «данные – новая нефть». Но можно ответить  с точки зрения системного анализа, и тогда придется говорить об иерархической связке «данные – информация – знания». В этом контексте данные сами по себе имеют синтаксическое значение, а истинную ценность приобретают следующие уровни иерархии – информация и знания.

Это не уменьшает значимости работы, которую нам нужно проводить с данными. Их по-прежнему нужно получать, передавать, регистрировать, хранить. Сегодня много говорится о том, что по сравнению с другими отраслями ТЭК генерирует самое большое количество данных.

Сам по себе этот факт не выглядит преимуществом. Более того, в рамках «зеленой» повестки это может оказаться недостатком, с учетом затрат электроэнергии и других ресурсов на хранение этих петабайт в сотнях ЦОД по миру.

Поэтому, с моей точки зрения, нужно говорить о том, что истинным активом промышленности станут такие знания, которые мы последовательно получим после сбора именно тех данных, которые нам нужны, формирования информации на их основе, ее тщательного анализа и использования.

А способы использования этой информации ограничены только фантазией и профессионализмом участников. Наиболее реальным представляется симуляция различных процессов – от бурения скважин до прогнозирования срока жизни материалов в определенной среде. Сам процесс такой симуляции напрямую относится к управлению рисками, потому что, проигрывая различные сценарии, по которым может протекать производственный процесс, мы не только выбираем самый оптимальный, но также можем составить карту рисков и план действий, если при его реализации произойдут отклонения. Эти отклонения также прогнозируемы в статистической модели как по характеру, так и по вероятности их наступления.

Также не нужно забывать, что для кого-то «сырые» данные или расчетные модели и результаты практического применения станут новым продуктом. Новым продуктом может стать и само программное обеспечение. Для каких-то организаций откроются новые рынки и новые виды деятельности, которые раньше представлялись непрофильными.

Просто не нужно забывать, что данные генерируются на всем жизненном цикле промышленного предприятия, и именно сквозные цифровые технологии действительно открывают много новых возможностей для тех, кто в них инвестирует и эффективно использует.

- Нужен ли закон о промышленных данных, каким он должен быть, ведется ли какая-то работа в этом направлении? Каков опыт других стран в регулировании промышленных данных?

- В соответствии с поручением полпреда правительства Чернышенко проработку закона о промышленных данных в России начали чуть меньше года назад,  и по сообщениям рабочей группы, состоящей, в основном, из представителей Минэнерго, Минцифры и крупнейших нефтегазовых компаний, проект федерального закона уже готов. Цели этой инициативы понятны и, на первый взгляд, вполне актуальны – чем больше данных «скармливается» искусственному интеллекту, тем точнее прогнозы. Более того, проект этого закона является логическим продолжением подхода, заложенного в федеральном проекте «Искусственный интеллект», который был утвержден в августе 2020 года.

Каким бы его хотелось видеть? С технической точки зрения придется решать задачи, связанные с описанием требований к первичным системам сбора, накопления и обработки промышленных данных, определением приоритетных видов данных с точки зрения востребованности. Также необходимо разработать межотраслевой классификатор промышленных данных РФ, определить требования по безопасности и разработать правила и стандарты обмена. И, конечно, учитывать отраслевую специфику каждого из участников рынка.

Но, по моему личному мнению, гораздо более сложными представляются юридические и коммерческие вопросы. Во-первых, каждая компания тратит собственные средства как на технологическое оборудование, которое эти данные генерирует, так и на их сбор, систематизацию, хранение и интерпретацию. Таким образом, данные по праву принадлежат этой компании и, как мы обсуждали выше, являются ее интеллектуальным активом.

Во-вторых, речь идет о дополнительных участниках процесса, платформах-агрегаторах. Кто будет разрабатывать и эксплуатировать эти платформы, на какой юридической и коммерческой базе они будут действовать? Пока больше вопросов, чем ответов. Понятно, что когда проект этого ФЗ попадет в фазу публичного обсуждения, на многие вопросы ответы появятся.

Но возникает вопрос: федеральный закон является самой жесткой формой регулирования, нужно ли задачу консолидации промышленных данных решать таким путем? Мне представляется правильным решением другой путь - организовать площадку для горизонтального взаимодействия участников рынка, на которой на условиях win-win можно было бы решить те же самые вопросы.  

-Насколько активно используется информационное моделирование при проектировании, строительстве и эксплуатации сложных технологических объектов ТЭК?

-В проектировании объектов ТЭК технологии информационного моделирования используются достаточно широко, на этапе строительства дела обстоят гораздо хуже, а применение информационного моделирования на фазе эксплуатации -  это исключительно штучные примеры. При этом, хочу отдельно подчеркнуть, что речь идет не о 3D-картинке, а о полноценной информационной модели, из которой получаются сведения для формирования соответствующей части управленческого учета, соответствующей требованиям по наполнению данными для эффективной эксплуатации и для реализации проекта сооружения сложного технологического объекта.

- Какова роль BIM в обеспечении безопасности объектов ТЭК, повышении промышленной безопасности?

- Информационная модель может частично решать задачи по обучению персонала, а также управлению строительными и эксплуатационными рисками.

В основном это связано с моделированием различных производственных сценариев, например, с эвакуацией персонала или порядком действий в чрезвычайных ситуациях, физических угроз объекту, моделирование особо сложных проектов производства работ и поиск пространственно-временных коллизий, к примеру, пересечение стрел кранов.

В любом случае, для реализации таких сценариев применения информационной модели, помимо самой качественной модели, содержащей необходимые сведения, необходим компетентный персонал, специализированное программное обеспечение и серьезные вычислительные мощности.

- Могут ли российские компании, предлагающие решения по цифровизации производства, решить задачу импортозамещения в ТЭК, позволяет ли уровень производителей оборудования для производства, для обеспечения безопасности полностью «перейти на российское» предприятиям энергетического, нефтегазового комплекса? Какие условия для развития таких технологических компаний необходимы со стороны государства?

- Текущее состояние у отечественных производителей оборудования не является областью моих прямых компетенций, поэтому ограничусь ответом в части российских разработчиков. Ответ будет однозначно положительным – могут. Но необходимо задать вопрос: когда? И тут все сразу становится сложнее.

Одной из основных проблем многих ИТ-компаний является отсутствие детального понимания сути технических задач, которые призвано решать их программное обеспечение. У них не хватает квалифицированных функциональных заказчиков. А такие эксперты есть как раз в компаниях-операторах. К слову, многие эксплуатирующие организации уже имеют в своей структуре собственные подразделения разработки, демонстрирующие результаты, заслуживающие внимания.

В любом случае, необходим взрывной рост отечественной ИТ-отрасли, который может произойти при совпадении нескольких условий: наличие необходимых финансовых вливаний не только для самой разработки, но и для перспективных исследований, получения доступа к функциональной экспертизе и уверенности в том, что курс на импортозамещение — это четкая позиция государства, которая не изменится в среднесрочной перспективе.

При этом правительство рассматривает или уже сейчас реализует ряд инициатив по поддержке отечественной ИТ-отрасли. Я говорю о существенных размерах грантов, упрощении доступа к ним как для разработчиков, так и для заказчиков, внедряющих отечественные решения.

Считаю, что новые мероприятия, внесенные в дорожную карту поддержки ИТ-отрасли, подписанную Михаилом Мишустиным в сентябре, если будут реализованы не формально, а именно так, как описаны, смогут изменить существующую ситуацию для наших разработчиков.

- Каковы особенности взаимодействия с крупными отраслевыми заказчиками энергетического сектора?

- Трудности для вендоров при работе с крупными промышленными компаниями примерно одинаковы во всех секторах, энергетика не исключение.

Почти всегда это опасные производственные объекты, внедрение новых решений на которых должно происходить после серьезного тестирования.

На предприятиях уже существуют либо собственные разработки, либо стороннее программное обеспечение, внедренного в разное время и с разных успехом. И неважно, насколько современен стек использованных технологий, этот софт существует, и в существующую архитектуру приходится встраиваться, даже если на первый взгляд новое решение выглядит лучше.

Ну, и обязан упомянуть главную трудность – вполне объяснимая усталость руководителей крупных компаний от совещаний и пилотных проектов, проведенных с псевдоспециалистами по цифровизации.    

- Как вы оцениваете уровень подготовки кадров в сфере BIM?  BIM-проектированию нефтегазовых объектов уже обучают в ВУЗах, но как быть с повышением цифровой зрелости заказчиков, которые должны уметь работать с цифровыми моделями?

- Я уже много лет придерживаюсь взгляда, что BIM - это один из инструментов управления информацией, а управление информацией - это один из инструментов управления проектом, и так далее.

До тех пор, пока в ВУЗах будут обучать использованию отдельных софтов из богатого арсенала информационного моделирования и выдавать это за обучение информационному моделированию, пока у студентов не будет большой и полной картины понимания,  что они делают и зачем, какие последствия имеет некорректная или неполная информация, положенная в модель, можно не ждать глобальных успехов.

К счастью, далеко не во всех ВУЗах такая ситуация, есть вполне успешные примеры.  Более того, хорошие знания в этой области, где преподают специалисты, действительно имеющие практический опыт, можно получить и за пределами высшей школы. 

А если говорить о цифровой зрелости заказчиков, то это одновременно и больная тема, и предмет гордости. Недавно мне случилось побывать на совещании с вице-президентом по цифровизации одной из крупнейших корпораций в российском топливно-энергетическом комплексе. И я был удивлен даже не уровнем подготовки его команды, которая участвовала в этом разговоре. Это вполне естественно ожидать от профильных специалистов. Но их руководитель профессионально говорил об онтологии предприятия, детально описывал технические задачи и их решения. Ушел с этого совещания действительно окрыленным.

- Какие перспективы имеет создание цифровых двойников крупных промышленных предприятий, как это поможет предупреждать возможные риски и аварии? Как использует цифровые двойники российский ТЭК? Ваш прогноз по их дальнейшему распространению.

- Я не люблю термин «цифровой двойник» в первую очередь потому, что за последние годы подавляющее большинство объектов капитального строительства, на которых заявлялось о разработке цифрового двойника, в итоге получали что-то другое, а не цифровой двойник. Есть другие термины, которые описывают полученный результат. В целом термин хайповый и уже достаточно приелся, вызывая исключительно скепсис.

При этом, бесспорно, в машиностроении есть масса примеров настоящих цифровых двойников при конструировании, производстве и последующей эксплуатации сложного оборудования. 

Мне кажется, что на данном этапе развития технологий, правильнее сфокусироваться не на двойниках целых предприятий, а получить быстрые победы,  смоделировав различные режимы эксплуатации отдельных единиц оборудования и технологических систем для перехода на ремонты по состоянию, увеличения доступности оборудования и продления срока его жизни.

При таком подходе организации могут не только достаточно быстро получить необходимый опыт цифровизации, но и показать акционерам реальные эффекты от внедрения современных технологий.


Yandex.Дзен

Подписывайтесь на канал ru-bezh.ru
в Яндекс.Дзен

Вы должны авторизоваться, чтобы написать комментарий


    Яндекс.Директ

    RUБЕЖ в facebook RUБЕЖ в vk RUБЕЖ в twitter RUБЕЖ на youtube RUБЕЖ в google+ RUБЕЖ в instagram RUБЕЖ-RSS

    Контакты

    Адрес: 121471, г. Москва, Фрунзенская набережная, д. 50, пом. IIIа, комн.1

    Тел./ф.: , +7 (495) 539-30-20

    Время работы:

    E-mail: info@ru-bezh.ru


    Свидетельство о регистрации ФС77-78638 от 10 июля 2020г

    выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,

    информационных технологий и массовых коммуникаций.

    Для рекламодателей

    E-mail: reklama@ru-bezh.ru

    тел.: +7 (495) 539-30-20 (доб. 103)

    total time: 0.2730 s
    queries: 176 (0.0212 s)
    memory: 2 048 kb
    source: database
    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение.