/

Елена Першина. «В Росатоме основой единой цифровой стратегии стали цифровые компетенции и культура»

Елена Першина:

Елена Першина

Директор Блока функциональных и бизнес-компетенций Академии Росатома

Елена Першина. «В Росатоме основой единой цифровой стратегии стали цифровые компетенции и культура»

download PDF
19 июля 2021, 12:41    828

Подготовка кадров стала приоритетным направлением при реализации национальной программы «Цифровая экономика в Российской Федерации». Какие подходы при подготовке digital-специалистов используют в ГК «Росатом», журналу RUБЕЖ рассказала Елена Першина, директор Блока функциональных и бизнес-компетенций Академии Росатома.

Беседовал: Михаил Динеев, главный редактор журнала RUБЕЖ

Елена, сегодня цифровая экономика — понятие, вмещающее в себя очень многое. О каких специалистах идет речь в этой сфере? 

ЕЛЕНА ПЕРШИНА: Прежде всего это специалисты, которые работают в сфере создания и поддержки работоспособности цифровых технологий и решений на их основе. Но сейчас наблюдается тренд расширения круга специалистов, которым необходимы цифровые навыки. Все меньше остается профессий, которых не затрагивает цифровизация. Цифровые навыки интегрируются в программы подготовки по различным специальностям. Это закономерно, так как будущие профессионалы будут иметь дело с цифровыми сервисами, производствами и решениями для выполнения рабочих задач.

Какие основные категории цифровых кадров вы бы могли выделить?

Е. ПЕРШИНА: Если крупно сегментировать их, то стоит говорить об IT-специалистах широкого профиля, о функциональном направлении, оказывающем поддержку в цифровой сфере, и о сотрудниках разных сфер, готовых жить в цифровом мире. Неважно, какая у них специальность, но им нужно быть грамотными пользователями и потребителями цифровых услуг. 

Какое количество IT-специалистов в ближайшем будущем понадобится России? 

Е. ПЕРШИНА: Запросы будут постоянно расти. Предполагаю, что к 2024 году потребуется 200-300 тысяч IT-специалистов. Не назову точных цифр, но отмечу, что сейчас государство уделяет очень большое внимание цифровизации всех отраслей промышленности. Если говорить о населении, то в наше время каждый человек должен обладать цифровыми навыками. Например, одним из фокусов программы «Кадры для цифровой экономики», направленной на подготовку высококвалифицированных кадров, является обучение цифровой грамотности населения. И это можно считать вовлечением людей в цифровую экономику.

В столице в начале 2000-х годов действовала похожая программа «Электронная Москва». Получается, что на федеральном уровне подобный этап только начинается?

Е. ПЕРШИНА: Этот этап продолжается и набирает обороты. Он приобретает все больший охват, и здесь используются разные каналы. Один из них — цифровые диктанты, позволяющие людям проверить свои навыки и понять, что им еще желательно развивать. Хакатоны сегодня стали мероприятием не только для айтишников. Есть проекты, где участвуют школьники, в процессе таких соревнований они осваивают языки программирования, начинают больше понимать о цифровом мире. 

Чем хакатон отличается от Workshop'a? 

Е. ПЕРШИНА: Хакатон предполагает, что участники собираются вместе и за короткий промежуток времени в очень высоком темпе, работая почти 24 часа в сутки, создают прототип продукта под запрос бизнеса. По сути, это марафон для хакеров. Workshop же направлен на обучение через деятельность.

Изменения мобилизуют

На ваш взгляд, каких компетенций, связанных с цифровизацией, не хватает тем, кто приходит сегодня на рынок труда?

Е. ПЕРШИНА: Я бы не называла конкретные компетенции, поскольку они часто связаны с запросами компаний и постоянно меняются. Здесь, скорее, важны общекомандные, общечеловеческие, качества, позволяющие быть эффективными, например, умение работать с удаленными и распределенными по разным городам командами. Мы уже живем по-новому, в другом мире. Для IT-сферы в принципе свойственна удаленная работа. Это делает актуальной такую важную компетенцию, как умение объединять географически удаленных людей в единые команды, создавать у них корпоративную культуру. Ее неотъемлемые части — доверие, удовлетворенность работой, лояльность к компании. Еще один значимый момент — управление изменениями. Сейчас в цифровом мире они происходят стремительно. 

Думаю, это важно в наше время для всех людей. Системы координат трансформируются очень быстро, и многие теряются, каждый год просыпаясь в измененном мире…

Е. ПЕРШИНА: Естественно. Я говорю именно в контексте цифровизации, поскольку это та область, которая постоянно порождает новое. В результате мы не можем предсказать, каким будет очередной вызов, нам сложно составить конкретные планы даже на следующий год. Хотя привыкли к плановой экономике, к задачам, намеченным до условного 2025, 2030 года, любим поставить сроки, назначить ответственных. А в цифровой сфере из-за постоянных перемен все планы приходится быстро менять, реагируя на новые обстоятельства. Из-за такой специфики управление изменениями получает другое звучание. Такая компетенция существовала всегда, но сейчас нужны другие инструменты, помогающие быстро все изменить и гибко перестроить свою команду, при этом сохранив ее мотивацию. 

А насколько экономике страны вообще нужна столь специфическая среда с постоянными изменениями? 

Е. ПЕРШИНА: Я считаю, что изменения в целом — это круто. Наша природа такова, что в подобные моменты мы мобилизуемся. Если жизнь становится размеренной, то мы самоуспокаиваемся. Русского человека стимулируют к подвигу, к инновациям, к новым мыслям именно неожиданные вызовы и ситуации.  Если вспомнить нашу историю, то большие поступки и смелые решения рождались, когда у нас были сложные времена, когда мы попадали под пресс обстоятельств. 

Какие сегодня могут быть точки опоры относительно цифровизации России? Что случится, если ее не произойдет? 

Е. ПЕРШИНА: Я считаю такими точками опоры технологическое лидерство России и цифровой суверенитет. Мы должны перестать быть в позиции догоняющего, и у нас все для этого есть. Что касается цифрового суверенитета – это требование времени.  Мы должны сами формировать информационную политику, распоряжаться информационными потоками, обеспечивать информационную безопасность независимо от внешнего влияния.

С другой стороны, если смотреть в масштабах страны, мы создаем информационную инфраструктуру, поднимаясь до уровня наших потенциальных партнеров. При этом без нее мы обладаем неким нецифровым иммунитетом. Невозможно ничего взломать в деревне, если в ней нет интернета. Нет ли риска, что мы становимся уязвимее, когда сами себя подстраиваем под те правила, по которым играет окружающий мир? Играет давно, поэтому умеет создавать риски и противостоять им лучше нас.

Е. ПЕРШИНА: У меня другое сравнение. Сейчас говорят про нашу целостность, ценность для мира как государства. Это можно сравнивать с тем, как мы мобилизовывались в военные годы. Тогда мы не могли не создать ядерную бомбу, иначе произошла бы мировая катастрофа. Если сейчас игнорировать, что происходит в мире, говорить: «Вы молодцы, делаете правильные вещи, мы отстаем и будем вас копировать», то нас уже не будут воспринимать как достойных мировых игроков. Хотя мы – страна с большим потенциалом, ресурсами, способная быть серьезным конкурентом, высокотехнологичным лидером в этом направлении. У нас есть для этого все ресурсы. Сегодня в части направлений нам приходится быть догоняющими, но мы под пристальным взглядом мира уже берем на себя обязательства. К таким вещам относится квантовый компьютер, которому нет аналогов. Мы не можем не сделать его, поскольку, конечно, хотим быть лидерами в этой сфере и показать, что наше решение может конкурировать с любыми другими. Это вопрос имиджа и репутации государства. Нельзя потерять лицо на мировой арене.

Людей не заменят «цифрой»

Цифровизацию сравнивают с индустриализацией, но программы индустриализации были понятнее с точки зрения экономического эффекта. Что можно сказать об этом же аспекте цифровой трансформации? 

Е. ПЕРШИНА: Здесь тоже экономический эффект понятен и может быть рассчитан. Цифровая трансформация направлена на то, чтобы бизнес приносил больший эффект. Это скорость, сроки, стоимость. Это, конечно же, большая эффективность от использования человеческого ресурса.

Не приведет ли цифровизация и связанная с ней автоматизация к тому, что в России сократится количество рабочих мест? 

Е. ПЕРШИНА: Вы говорите о распространенном страхе. Сейчас люди уже привыкли к этому, что цифровизация неизбежна, а когда она только начиналась, везде звучало: «Все, теперь нас сократят и заменят роботами!» На самом деле, в нашем государстве делается очень много для того, чтобы люди могли переквалифицироваться, оставаться полезными и в эпоху цифровой экономики. Если провести историческую параллель, то исчезли извозчики, зато появились вагоновожатые. Впрочем, я не знаю примеров из прежних эпох, когда люди оказывались бы безработными, в безнадежной ситуации, если у них была мотивация развиваться дальше. Подобная угроза существует для ленивых, для тех, кто утверждает: «Я был извозчиком и не ищу ничего нового, государство лишило меня рабочего места». Хотя на самом деле для каждого существует много возможностей и смежных профессий. Государство предлагает гражданам бесплатные ресурсы и возможности повысить квалификацию. Главное – желание!

Ваши слова напомнили мне об одном тезисе Маркса. Он считал, что западный человек доволен и счастлив от самого факта наличия работы, а для славян очень важно заниматься своим делом. В условиях цифровизации, когда все типизировано, приведено к шаблонам, возможно ли совмещение с российской архетипической традицией? Как использовать индивидуальные качества в условиях цифровизации, как не забывать о душе? 

Е. ПЕРШИНА: Такой подход можно считать трендом! Для того чтобы человек занимался своим делом, система образования проектирует индивидуальные треки, дисциплины по выбору. Каждый может найти свой путь. Индивидуальные траектории в образовании и создаются для того, чтобы каждый смог раскрыть свой личностный потенциал. Профессиональное сообщество тоже уделяет этому большое внимание. У нас, например, есть ключевой фокус на раскрытие кадрового потенциала. Мы создаем у себя такую среду, где каждый человек может проявить свои сильные стороны, и поддерживаем ротации.

Как это происходит?

Е. ПЕРШИНА: Человек чувствует, что дело «заточено» под него, ради него сформирована определенная среда. Конечно, только цифровыми сервисами счастья не достигнешь. Другой очень важный момент – руководитель. Мы не существуем в вакууме. Каждому сотруднику кто-то ставит задачу, вдохновляет его или разочаровывает. 

Интересно, что во время работы в цифровом проекте человек создаст, скорее всего, типовой продукт, не предполагающий индивидуального подчерка. Но после важно признание его индивидуальных достижений. Получается, на развитие цифрового рынка труда влияют контекстуальные этапы?

Е. ПЕРШИНА: Безусловно, цифровой рынок даже больше других зависит от человеческой составляющей. Мы никогда не сможем от этого уйти, сколько бы ни говорили о роботизации. При разобщенности людей мы не сможем создавать сильные команды. Когда я только начинала заниматься этим направлением, для меня стало большим откровением, что в цифровизации как нигде значима работа с людьми, создание культурной среды, где могут произрастать проекты. Под культурной средой я подразумеваю вещи, которые нас объединяют, лежат в основе всего цифрового бизнеса. Например, в Росатоме основой единой цифровой стратегии являются цифровые компетенции и культура. Без этой основы у нас не получится осуществить все наши грандиозные цифровые планы.

Что происходит с системой мотивации? Перед развитием рынка цифровых кадров стоит такая задача, как перенос инструментов поощрения человека в цифровой формат? Должны появиться альтернативы прежним грамотам и премиям «Лучший на производстве»…

Е. ПЕРШИНА: Я бы опасалась подобного варианта. Да, мы используем цифровые сервисы для поощрения сотрудников, но очень важно сохранять человеческое общение. У нас есть такая модель — когда человек эффективен, счастлив и не хочет уходить. У нее две составляющие, первая — мотивация, материальная и нематериальная. Ее все и везде используют. Вторая — вовлеченность, человеку хочется работать, когда есть удовлетворенность тем, что он делает, когда он любит тот продукт, который создает. Тогда возникает и лояльность, люди чувствуют, что они всей душой рекомендуют компанию, где трудятся.

Это уже некий престиж работы...

Е. ПЕРШИНА: Да, и на все эти аспекты влияет человек, умеющий вдохновить. Лидера цифровыми аналогами не заменишь. Это тонкие настройки души, часто бывает, что нужно работать с людьми индивидуально, выяснять, что для них важно, взаимодействовать с ними…

Но это входит в некое противоречие с тем, что свойство цифрового рынка труда – дистанционная работа… Получается, что без личного контакта ничего не сложится?

Е. ПЕРШИНА: Противоречий нет – удаленные, распределенные команды создают общими силами продукт. И часть их работы – встречи, возможно, происходящие не в офлайне, а на виртуальных площадках. И для нас по-прежнему важно иногда, пусть не так часто, как раньше, проводить встречи, где люди смогут обменяться опытом, поговорить друг с другом вживую.  Сейчас их уже можно считать VIP-тусовками, поскольку офлайн для нас стал роскошью. Но причина не цифровизация, а пандемия.

Бизнес-аналитики выходят на первый план
 

На ваш взгляд, какую функцию будут играть на рынке труда искусственный интеллект и нейросети: поддерживающую или определяющую?

Е. ПЕРШИНА: Полагаю, все цифровые технологии в первую очередь про поддержку. Сам по себе искусственный интеллект смысла не имеет. Цифровизация происходит для того, чтобы бизнес стал эффективнее и конкурентоспособнее. Для этого у нас есть даже специальный термин – цифровые грани бизнеса.

Но с помощью искусственного интеллекта решения точнее и скорость их принятия выше, а ошибок меньше.

Е. ПЕРШИНА: Безусловно. И важно эту особенность приложить к конкретной задаче, тогда удастся получить эффект. 

Какие профессии станут перспективными благодаря цифровой трансформации и будут востребованы в первую очередь? Если смотреть в контексте задач, которые решает Росатом.

Е. ПЕРШИНА: На первый план сегодня выходит такая профессия, как бизнес-аналитик, человек, умеющий систематизировать различные сигналы, поступающие из внешней среды, структурировать их и интерпретировать, а затем объяснять, что нужно сделать. Пока эта ключевая вещь нелегко людям дается. Жаль, что она не прививается людям в университетах. Многие замыкаются на узкой сфере и дальше нее ничего не видят. Словно оказываются в слоте. Эта проблема для современного общества зарождается, когда школьников готовят к ЕГЭ, натаскивая для определенных задач. В университетах ничего кардинально не меняется, и молодые люди с детства отучаются анализировать и видеть широко, лишаются возможности учиться думать. И когда им нужно найти взаимосвязь между различными частями процессов, понять, в чем проблема, теряются. Сложно подобрать таких специалистов. А переучить взрослого человека сложно, поскольку все мы консервативны. Те, кто умеет мыслить, жить и видеть широко, действительно очень ценятся.

Цифровой фридайвинг

Что Академия «Росатома» сегодня делает для подготовки кадров в ситуации цифровой трансформации? Какие программы она воплощает в жизнь?

Е. ПЕРШИНА: Мы создали многоуровневую программу «Цифровой фридайвинг», в которой каждый решает, на какую глубину погружаться. Для начала мы создали информационное пространство как основу для будущих изменений, которое включает трек под названием «Будь в цифре». Это еженедельные прямые трансляции директора по цифровизации с ключевыми новостями и специальный информационный бюллетень с отраслевыми новостями. Мы также привлекаем лидеров к обсуждению стратегии, которая ежегодно корректируется. Это возможность вместе принимать решения и получать ответы на вопросы в рамках единой стратегической конференции.

На следующем уровне нам нужно было, чтобы наши сотрудники смотрели на свой продукт глазами клиента, полностью учитывая все потребности и запросы. В этот слой мы включили трек по дизайн-мышлению и созданию карт клиентского опыта для наших продуктов с их последующей доработкой. Сюда же вошел клуб «Цифровые сезоны», который стал платформой для диалога между цифровыми и производственными лидерами и помогал совместно создавать решения. В этот слой мы добавили немного «перца» в виде сессий «Моя лучшая ошибка», на которых руководители в формате стендапа рассказывали об ошибках, которые они совершили. Речь шла не об ошибках проекта, а о взаимодействии с клиентами и командой.

Глубже находится управленческий трек. Здесь мы включили диалог по актуальным темам управления, таким как Тенденции в управлении данными, Гибриды в управлении проектами, сервис-дизайн. Ведущие эксперты, имеющие опыт работы в крупных международных компаниях, представили эти темы. Мы сделали это совместно с международной школой менеджмента «Сколково».

И последний, но не менее важный слой – технический трек, который доступен для тех, кому важно развивать технические компетенции, такие как UX-дизайн, бизнес и системный анализ, работа с технической документацией, тестирование продукта и т. д. Это практические тренинги, направленные на развитие специалистов как лидеров команд разработчиков.

Во фридайвинге ныряют…

Е. ПЕРШИНА: Да, он предполагает существование большого «бассейна» с огромными возможностями, в которые человек может нырнуть, когда пожелает, и вынырнуть с тем, что он хочет найти свою «жемчужину». Для того чтобы этот «бассейн» спроектировать, мы изучили множество мнений, провели огромное количество интервью, их проанализировали и систематизировали. У нас сформировались треки, в которые люди могут заходить, чтобы получить свой результат. Например, мы обнаружили благодаря этому проекту, что нам важно усилить взаимодействие между цифровыми и производственными лидерами. Здесь мы делаем программы для развития цифровых компетенций высшего инженерного состава, а также продолжаем встречи нашего клуба «Цифровые сезоны». В прошлом году мы его организовывали на VR-площадке, где люди с помощью своих аватаров полностью погружались в атмосферу мероприятия, посещали различные локации, могли видеть VR-объекты и разговаривать друг с другом, как в реальном мире.

Сколько человек участвовало в таких встречах?

Е. ПЕРШИНА: Около 200 человек одновременно собирались в цифровом пространстве. Так как данный формат вызывает большой интерес, то мы продлили это событие на неделю. Деловой программы там уже не было, но оставалась возможность посетить выставку VR-объектов.

Как это было построено чисто технически? Люди использовали 3D-очки?  

Е. ПЕРШИНА: Нет, у нас есть решение, позволяющее воплотить задуманное без очков. Можно войти в определенное виртуальное пространство и создать себе желаемый аватар, выбрать внешний облик. На эту площадку мы пригласили внешние компании, университеты, тех профессионалов, которые работают с Росатомом по созданию VR-решений. Мы им предоставили виртуальные стенды, куда были встроены их объекты, также они могли проводить презентации. Иногда бывает сложно собраться в офлайне, приехать лично на встречу. А виртуальная площадка, присоединиться к которой очень легко, позволяет обсудить с коллегами дела и дальнейшее возможное партнерство.


Yandex.Дзен

Подписывайтесь на канал ru-bezh.ru
в Яндекс.Дзен

Вы должны авторизоваться, чтобы написать комментарий


    Яндекс.Директ

    RUБЕЖ в facebook RUБЕЖ в vk RUБЕЖ в twitter RUБЕЖ на youtube RUБЕЖ в google+ RUБЕЖ в instagram RUБЕЖ-RSS

    Контакты

    Адрес: 121471, г. Москва, Фрунзенская набережная, д. 50, пом. IIIа, комн.1

    Тел./ф.: , +7 (495) 539-30-20

    Время работы:

    E-mail: info@ru-bezh.ru

    E-mail: help@ru-bezh.ru - по техническим вопросам


    Свидетельство о регистрации ФС77-78638 от 10 июля 2020г

    выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,

    информационных технологий и массовых коммуникаций.

    Для рекламодателей

    E-mail: reklama@ru-bezh.ru

    тел.: +7 (495) 539-30-20 (доб. 103)

    total time: 0.2319 s
    queries: 171 (0.0199 s)
    memory: 6 144 kb
    source: database
    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение.