/

Вадим Присяжнюк: «Развивать нужно конструкторские бюро и дизайн-центры»

Вадим Присяжнюк: «Развивать нужно конструкторские бюро и дизайн-центры»

Вадим Присяжнюк

Директор НИЦ «Технологии»

Вадим Присяжнюк: «Развивать нужно конструкторские бюро и дизайн-центры»

download PDF
29 июля 2022, 10:31    703

Видеонаблюдение – традиционно максимально импортозамисимый сегмент рынка. Тем не менее производитель из Краснодара – компания НИЦ «Технологии», смогла выстроить полный цикл разработок и производства, а продукция завода вошла во все перечни и реестры отечественной электроники. О принципах успешного импортозамещенияв интервью журналу RUБЕЖ рассказал директор НИЦ «Технологии» Вадим Присяжнюк.

Беседовали: Дмитрий Воронин, Евгения Булатова

Какой именно цикл производства локализован на стороне НИЦ «Технологии»? В какой степени компания превратила миф о российском производстве электроники в реальность?

Вадим Присяжнюк: На данный момент мы себя считаем достаточно импортонезависимыми, несмотря на то, что вынуждены закупать импортную электронно-компонентную базу (ЭКБ). Мы уже неоднократно переживали этапы остановки производств тех или иных чипов или контроллеров в мире и оперативно разработали как аппаратные, так и программные решения на альтернативных чипах. Мы научились достаточно оперативно заменять дефицитные ЭКБ на доступные так, что этого не успевает заметить наш клиент. А далее мы продолжаем работать над плавной заменой того, что мы можем закупать на отечественном рынке, и применением этих решений в продукции НИЦ «Технологии». Для этого в каждом электронном модуле мы предусматриваем некий план «Б» на случай дефицита. Наша программная платформа не заточена на сто процентов под конкретный SDK (software development kit– комплект для разработки программного обеспечения. – Прим.ред.).Мы также не можем себе позволить быть зависимыми от производителей отечественной ЭКБ, которые не могут гарантировать оперативную поставку.

Существует не так много производств, где одна команда занимается разработкой и производством одновременно. Чаще всего выделяются отдельно команды разработчиков аппаратных решений, команды программистов, команды конструкторов, сборочные производства. Так получилось, что мы объединили все эти команды вместе.

В чем главное конкурентное преимущество НИЦ «Технологии» на фоне китайских производителей систем видеонаблюдения?

В. Присяжнюк: Китайские предприятия вынуждены фокусироваться на массовости международного сбыта, на увеличении географии присутствия, на экспортной дистрибуции. НИЦ «Технологии» – это более молодая компания, и на рынке мы зачастую работаем как дизайн-центр видеокамер. Мы более клиентоориентированы и гибки. Помимо утвержденного плана развития ассортимента линейки 360+1˚, мы принимаем индивидуальные заказы от партнеров на разработку и внедрение тех или иных специализированных решений. Так, у нас появляются камеры видеонаблюдения, которые отличаются от китайских, которые направлены на узкие задачи заказчика из России.

Какой командой располагает НИЦ «Технологии»?

В. Присяжнюк: В компании еще до регистрации юридического лица ООО НИЦ «Технологии» было собрано небольшое «ядро» компетенций в области видеонаблюдения. Сейчас это самое «ядро» возглавляет отделы разработок, в которых трудятся несколько десятков уникальных специалистов, которых мы собирали вместе на протяжении 5-7 лет. Никто из наших сотрудников до прихода в НИЦ «Технологии» не занимался разработкой видеонаблюдения. Эти специфические компетенции специалисты (электронщики, программисты и конструкторы) приобрели и развивают внутри компании. Мы постоянно работаем над привлечением новых специалистов, но из-за невостребованности рынок труда крайне скуден на специалистов по разработке электроники, поэтому выращиваем их сами.

ПланируетлиНИЦ «Технологии» наращиватьпроизводство камер и систем видеонаблюдения? Если да, то в какие сроки и в каких объемах? 

В. Присяжнюк:К концу 2021 года мы вышли на производство порядка 5 тысяч видеокамер в месяц. В 2022 году планируем удвоить наши возможности, а в 2023 году объем производства должен составить до 20 тысяч камер в месяц.

Многое зависит от факторов финансовой поддержки предприятия, возможности кредитования, что сегодня для нас сложно. В своем развитии мы не делаем ключевую ставку на внешнюю помощь, а полагаемся на развитие наших умений в технологии продаж, в разработке и выстраивании внешних и внутренних процессов.

Как выглядит «дорожная карта» развития продукции НИЦ «Технологии»?

В. Присяжнюк:«Дорожная карта» развития продукции утверждается ежегодно. На 2022 год часть разработок уже проведена и запущена в производство: это камеры с геопозиционированием и синхронизацией шкалы точного времени ГЛОНАСС на базе отечественного приемника ПРО-04 (НПО «Прогресс»), камеры на отечественном контроллере 4G, криптозащищенные камеры для объектов критической информационной инфраструктуры (КИИ) на базе Vipnet от «Инфотекс» и другие решения. Важным для нас в этом году будет разработать и вывести на рынок первую в России отечественную PTZ-камеру, внести ее в реестр РЭП Минпромторга РФ. Параллельно ведется работа над расширением функционала прошивки видеокамер, внедрения в платформу разработки прошивки более надежных индустриальных решений. Дополнительно в этом году инженеры выпустили небольшую линейку промышленных РоЕ-коммутаторов. Начинаем разработку отечественных сетевых видеорегистраторов (NVR) на нашем ПО.

В какие реестры внесены инновационные разработки вашего центра?

 В. Присяжнюк: Оборудование НИЦ «Технологии» внесено в Реестр РЭП Министерства промышленности и торговли РФ, соответствует постановлению правительства РФ № 878. Микропрограммное обеспечение «Нексус» включено в единый реестр программного обеспечения в соответствии с постановлением правительства РФ № 1236 «Об установлении запрета на допуск программного обеспечения, происходящего из иностранных государств, для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд», в другие реестры некоторых ведомств или госкорпораций.

Насколько действующая система подтверждения сведений о происхождении продукции защищает интересы российских производителей и государства?

 В. Присяжнюк: Одной из уязвимостей подхода к оценке локализации является проблема отсутствия системы оценки достоверности конструкторской документации, предоставляемой в Минпромторг для электронных модулей даже на уровне Gerber-файлов (содержат информацию для производства печатных плат) и BOM-листов (billofmaterials–номенклатурный перечень материалов и их количества в изделии).

Органы Минпромторга не имеют инструментов проверки достоверности предоставляемой инженерной документации, а реализовать проверку ВСЕЙ документации экспертами, которые ее не разрабатывали, фактически невозможно. В итоге применяемое в изделии решение может полностью отличаться от декларированного даже на этапе сертификации.

Для того чтобы говорить о полной разработке видеокамер, нам потребовалось порядка 5-7 лет постоянной планомерной работы: от замены частей китайских камер до полного вытеснения из нашей камеры иностранных модулей и программного обеспечения. Мы вложили в этот процесс огромные усилия, время, собственное финансирование. И теперь, когда мы видим, как в Реестр РЭП Минпромторга РФ заносятся артикулы камер китайского производства (прекрасно видно это по ряду параметров) псевдороссийских производителей, которые произвели разработку за 1-3 месяца, то это нас настораживает.

Какие «белые пятна» в системе импортозамещения дают лазейки для недобросовестных конкурентов НИЦ «Технологии» на место в реестре отечественной продукции?

В. Присяжнюк: Недостаточные меры контроля импортозамещения стимулируют некоторых (немалое число) лжепроизводителей не к разработке, а к подлогу и фальсификации данных и документов. Например, недобросовестный производитель, не являясь разработчиком электроники и не имея никакой конструкторской документации на электронные модули, приобретает модули (или готовую продукцию) в Китае. В Торгово-промышленную палату (ТПП) и Минпромторг предоставляет данные о том, что электронные модули произведены им в России либо на собственном предприятии, либо на контрактной основе (какие-то электронные модули для «галочки в ТПП» действительно могут быть произведены в России за 20руб., но фактически в продукции не применяются). Более того, недобросовестный производитель «для подстраховки» найдет в интернете какие-то чертежи электронных модулей и предоставит их в ТПП и Минпромторг как собственную разработку. К сожалению, ТПП и Минпромторг не имеют возможности проверить соответствие конструкторской документации и применяемых в продукции электронных модулей. Таким образом возможно попадание импортной продукции в Реестр радиоэлектронной продукции Минпромторга.  Так можно стать виртуальным «производителем» условно отечественных Smart TV за 1 месяц.

Как, по вашему мнению, можно защитить российский рынок от лжепроизводителей, которые заявляют о себе в таком статусе?

В. Присяжнюк: Во-первых, выделить несколько доверенных предприятий в России (производителей электронных модулей) и аккредитовать их Минпромторгом для проведения сличительных экспертиз. Назовем их «Биржа аккредитованных контрактных производств электроники» (БАКПЭ – 3-5 предприятий по регионам России).

Во-вторых, необходимо внедрить систему верификации конструкторской документации для электронных модулей на основе аккредитованных Минпромторгом БАКПЭ.

1.Производитель предоставляет в региональную ТПП конструкторскую документацию на производимое оборудование, включая чертежи (Gerber, BOM, сборочный чертеж) на производимые электронные модули, подписывается договор о неразглашении между сторонами (NDA).

  1. Производитель предоставляет в ТПП образцы производимой им продукции безвозмездно для хранения на период действия сертификата СТ-1. Образцы нужны для сличения заявленной конструкторской документации и используемых электронных модулей.
  2. ТПП контактирует с аккредитованными предприятиями БАКПЭ, предоставляет им в рамках NDA и получает от них стоимость производства электронных модулей производителя (партия 5-10шт.).

4.ТПП выставляет счет-пошлину на производство образцов электронных модулей производителю.

5.Производитель оплачивает счет-пошлину ТПП, предоставляет в ТПП давальческое сырье для производства электронных модулей. ТПП передает сырье на предприятие БАКПЭ.

6.Аккредитованное предприятие БАКПЭ изготавливает образцы электронных модулей (печатная плата + поверхностный монтаж) на основе документации производителя (Gerber и сборочный чертеж).

–произведенные образцы модулей сличаются внешне с аналогами из пункта 2. Более того, произведенные образцы цифровых модулей заменяются в образцах из пункта 2. Если после этого образцы продукции производителя остаются работоспособными, соответствие конструкторской документации фактически применяемой электронике считается выполненным.

Производство образцов продукции при наличии давальческого сырья производителя займет в среднем 3-4 недели. Стоимость такого производства составит порядка 20-50 тысяч рублей  в зависимости от сложности изделия. Достоверность проверки максимальна.

Для активных компонентов (процессоров, контроллеров и др.) не существует оценки степени локализации применяемого в них (микро)программного обеспечения. К примеру, для цифровых видеокамер создание программного обеспечения является предельно сложным этапом разработки и производства, определяющим топологию электронных модулей, работоспособность изделия, степень информационной безопасности финального изделия (в т.ч. для объектов КИИ в рамках 187-ФЗ), его функциональность, отсутствие «закладок» иностранных разработчиков и т.п. Разработка (микро) программного обеспечения является одним из ключевых факторов импортозамещения Smart-устройств, однако сегодня этот параметр не учитывается в определении степени локализации.

Почему нельзя обеспечить импортозамещение, ограничив его локализованным производством конечных устройств?

В. Присяжнюк: Развитие и производство электроники невозможно сегодня без программирования активных компонентов электронной продукции, иначе это будет означать лишь то, что дизайн электронного модуля выполнен не в России. Более того, применение в российской электронной продукции иностранного программного обеспечения зачастую противоречит доктрине информационной безопасности страны, так как иностранные «прошивки» иногда содержат «незадокументированные возможности» и скрытые функции.

Сегодня оценки степени локализации программного обеспечения производимой электроники не производится абсолютно. Попасть в реестр российского ПО Минцифры РФ можно, не имея реального кода ПО. А это значит, что значительный вклад в производство электронной продукции не учитывается.

Мое предложение – внедрить оценку микропрограмм российского происхождения путем выездной экспертизы – комиссией в составе сотрудника Минпромторга и эксперта из числа компаний-производителей соответствующей товарной группы (КТРУ/ОКПД2).

Выездная экспертиза должна проводиться по следующим критериям:

  • наличие ОКД. Описание архитектуры программных средств и соответствие ГОСТ Р 51904-2002 «Программное обеспечение встроенных систем»;
  • проверка модифицируемости основных компонентов операционной системы. Производится непосредственная проверка возможности изменения/удаления на уровне операционной системы какого-нибудь опционального функционала. Например: возможность предоставления доступа к загрузчику;
  • проверка модифицируемости прикладных приложений. Производится проверка возможности изменения/удаления на уровне прикладных приложений какого-либо опционального функционала. Например: возможность отключения HTTP-сервера.

 Имеют ли смысл списки доверенных производителей? Как бы, например, НИЦ «Технологии» предложили проверить скептикам истинность собственного производства?

В. Присяжнюк: Выездные комиссии в составе экспертов из отрасли должны быть. Для электронных модулей даже демонстрация принципиальных электрических схем не является достоверным доказательством разработки, так как проверить эти схемы эксперт не может. Аналогично наличие исходного кода ПО не гарантирует, что этот исходный код а) российского происхождения, б) вообще имеет какое-то отношение к продукту.

Убедиться в достоверности разработческой и конструкторской документации (РКД) на электронные модули можно, лишь произведя их образцы на основе РКД, проверив их работоспособность.

Проверить модифицируемость микропрограммного обеспечения может только выездная комиссия из числа экспертов (желательно включая экспертов из области производства, возможно, даже из числа предприятий-конкурентов на рынке России) при наличии прозрачной программы и методики испытаний. Например, программисты НИЦ «Технологии» могли бы легко продемонстрировать контроль и модифицируемость прошивки к видеокамерам.

Насколько оправдано упразднение Реестра отечественной радиоэлектронной продукции, предложенное в виде изменений в постановление правительства №719?

В. Присяжнюк: Полностью поддерживаю это решение. Система оценки адвалорных долей в электронике не позволяет оценивать степень локализации, но при этом отлично стимулирует к подлогу документов и калькуляций. В расчет доли локализации российской электронной продукции берется в равных долях стоимость всего состава изделий, включая «картонную упаковку и бумагу». В итоге предприятие, у которого наименее оптимальная структура, у которого максимальные накладные расходы возникают в России в виду безалаберности или умышленно, получает высокую адвалорную долю. Это, я считаю, необходимо исключать. Оценка радиоэлектроники должна проводиться только из расчета степени локализации разработки и производства (с приоритетом для разработки), с минимальным весом, учитывая механические процессы и тем более накладные расходы операционной деятельности.

Еще до санкций в мире наблюдался серьезный дефицит микроэлектроники. Насколько Россия может использовать эту ситуацию в интересах развития национальных производств микроэлектроники?

В. Присяжнюк: Развивать собственные заводы по производству электронных компонентов бессмысленно без наличия локальных потребителей. 

Основные усилия на развитие электроники должны быть сосредоточены на создании и увеличении числа дизайн-центров гражданской продукции. Гражданские, а не оборонные конструкторские бюро и дизайн-центры создадут спрос на те электронные компоненты, которые стоит локализовать в России прежде всего из потребностей рынка. Это будет стабильный и рентабельный по объему спрос. Оценить его очень просто. Достаточно посмотреть на импорт ЭКБ и наиболее востребованные компоненты начать производить в России. 

 Что тормозит импортозамещение в российской электронике?

 В. Присяжнюк: Россия зависит от поставок импортной ЭКБ, и в этом легко убедиться – достаточно посмотреть на таможенную статистику ввоза. Хотя в целом импорт ЭКБ в Россию невелик, поскольку чаще всего завозятся уже готовые электронные изделия.

Если же мы говорим о возможности производить комплексные электронные модули внутри страны, используя сотни различных компонентов, то импортозависимости в таком производстве «комплектующих» особо нет – линии поверхностного монтажа в России работают так же, как и в любом другом государстве мира. Более того, в России есть отечественные производители частей линий поверхностного монтажа. Если же мы затронем такую сферу, как производство современных процессоров и вычислителей на собственной или независимой архитектуре в нашей стране, то импортозависимость в таких технологиях крайне серьезная.

Импорт ЭКБ для производства разработанных технологий внутри страны – это не порочная практика. К примеру, Китай или Южная Корея импортируют сегодня миллионы компонентов. В связи с этим крайне непрактичным было бы стремиться искусственно взращивать заводы-производители электронной компонентной базы внутри России, поскольку потребителей этой ЭКБ еще не появилось в количестве, достаточном для загрузки создаваемых искусственно производителей ЭКБ. Так возникают заводы-фантомы, которые производят партию, например, каких-либо контроллеров для ГОЗ «раз в год», а потом 10 месяцев простаивают, жалуясь на малый спрос и требуя поддержки со стороны государства.

Попытки развития электроники через строительство заводов ЭКБ в России я назвал бы несвоевременными и ошибочно стереотипными. Даже в условиях самых жестких ограничений каждый настоящий российский разработчик и производитель предпримет одно из двух понятных решений: либо заменить дефицитный компонент имеющимся в свободной продаже аналогом, либо изменить цепочку поставки компонента через промежуточные звенья.

Отрасль микроэлектроники не локализована полностью ни в одном государстве мира, это невозможно сделать по объективным причинам. Импортозависимость нашей страны от лидеров мирового рынка (например, Тайваня, Южной Кореи) значительно отстает по всем параметрам (ЭКБ, разработки и производства модулей и изделий, производства чипов, иное). Однако есть отрасли электроники, в которых Россия может достаточно быстро выйти вперед при должном регулировании со стороны государства. Прежде всего развитие конструкторских бюро, где интеллектуальная база наших соотечественников может дать синергетический эффект, невиданный в Азии или на Западе.


  Больше новостей и обсуждений в Telegram-канале журнала RUБЕЖ

Yandex.Дзен

Подписывайтесь на канал ru-bezh.ru
в Яндекс.Дзен

Яндекс.Директ

RUБЕЖ в vk RUБЕЖ на youtube RUБЕЖ в telegram+ RUБЕЖ-RSS

Контакты

Адрес: 121471, г. Москва, Фрунзенская набережная, д. 50, пом. IIIа, комн.1

Тел./ф.: , +7 (495) 539-30-20

Время работы: 9:00-18:00, понедельник - пятница

E-mail: info@ru-bezh.ru


Свидетельство о регистрации ФС77-78638 от 10 июля 2020г

выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,

информационных технологий и массовых коммуникаций.

Для рекламодателей

E-mail: reklama@ru-bezh.ru

тел.: +7 (495) 539-30-20 (доб. 103)

total time: 0.1664 s
queries: 105 (0.0081 s)
memory: 2 048 kb
source: cache
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение.