/

Культура проектирования и проектирование объектов культуры

Культура проектирования и проектирование объектов культуры

15 октября 2019, 09:43    249

Эксперты Главгосэкспертизы России

Эксперты Главгосэкспертизы России

Главгосэкспертиза России ежегодно выдает более 70 заключений по итогам рассмотрения проектной документации на строительство, реконструкцию и приспособление объектов культуры и культурного наследия. Эксперты Главгосэкспертизы рассматривали, например, проектную документацию на реконструкцию и строительство объектов Музея Московского Кремля, Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского и Мариинского театра, Пушкинского музея, Новодевичьего монастыря, здания Биржи на Васильевском острове, павильонов ВДНХ, Коневского Рождество-Богородичного мужского монастыря, Музея-панорамы «Сталинградская битва» и многих других.

О наиболее распространенных ошибках проектировщиков, а также нормативных требованиях и возникающих коллизиях, которые необходимо учитывать при проектировании объектов культуры, они рассказали журналу RUБЕЖ.

АРХИТЕКТУРА И ОБЪЕМНО-ПЛАНИРОВОЧНЫЕ РЕШЕНИЯ

Андрей Зарубин, начальник Управления объектов гражданского назначения Главгосэкспертизы России

Независимо от конкретного назначения объекта в проектной документации на строительство, реконструкцию или приспособление, согласно Федеральному закону от 30 декабря 2009 года № 384-ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений», должны быть отражены меры, обеспечивающие выполнение обязательных требований, в том числе требований:

  1. Механической безопасности;
  2. Пожарной безопасности;
  3. Безопасности при опасных природных процессах и явлениях и (или) техногенных взаимодействиях;
  4. Безопасности для здоровья человека условий проживания и пребывания в зданиях и сооружениях;
  5. Безопасности для пользователей зданиями и сооружениями;
  6. Доступности зданий и сооружений для инвалидов и других групп населения с ограниченными возможностями передвижения;
  7. Энергетической эффективности зданий и сооружений;
  8. Безопасного уровня воздействия зданий и сооружений на окружающую среду.

В зоне ответственности Управления объектов гражданского назначения Главгосэкспертизы России лежит контроль за архитектурной составляющей и объемно-планировочными решениями, заложенными в проект. Для реализаций требований по безопасности в нашей области, то есть всего, что касается объемно-планировочных и архитектурных решений, норм достаточно, коллизий относительно немного. Больше вопросов возникает в связи с неумением или нежеланием проектировщиков применять те или иные пункты нормативно-технических документов.

Музеи, театры, библиотеки и подобные им объекты – это объекты социально-культурного назначения. Они могут быть расположены в специально строящихся или уже построенных зданиях, не представляющих большой культурной или исторической ценности на современном этапе. Либо в зданиях, которые сами являются важной частью культуры или истории России, поэтому на них распространяются положения Федерального закона от 25 июня 2002 года № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации». Закономерно, что ввиду множества ограничений, проектировщики испытывают наибольшие трудности и совершают большое количество ошибок именно при работе с объектами культурного наследия.

Стоит добавить, что проектные решения по объектам культурного наследия должны быть согласованы в Министерстве культуры Российской Федерации. При этом нередко проектировщики уже после отправки пакета документов для рассмотрения в министерство продолжают вносить изменения в проектную документацию. И когда она поступает в органы экспертизы выясняется, что Минкульт выдал разрешение на совсем другой проект. То есть произошла своеобразна бифуркация, и мы имеем в руках два пакета документов – согласованный и не согласованный. В такой ситуации экспертам ничего не остается, кроме как отправить проектировщика снова согласовывать проектные решения в Минкульте — на этот раз уже по финальной версии проекта. Наверное, не стоит говорить, что подобные многоразовые согласования связаны со значительными временными и финансовыми потерями для заказчика.

В «Перечне разделов проектной документации и требований к их содержанию», утвержденном постановлением Правительства Российской Федерации от 16 февраля 2008 года № 87, схема планировочной организации земельного участка стоит одной из первых. При анализе подобных схем в проектах строительства объектов культуры и реконструкции объектов наследия мы часто сталкиваемся с ошибками в организации пожарных проездов и ненормативными расстояниями противопожарных разрывов. Подобные ошибки вызваны, с одной стороны, желанием заказчика максимально эффективно использовать территорию, а с другой — неумением проектировщиков правильно выполнять требования нормативных документов и доносить их до заказчика.

Особую остроту вопрос противопожарных разрывов приобретает в связи с объектами наследия истории и культуры. Нередко – это глубоко интегрированные в городскую среду здания. И сама историческая застройка квартала не позволяет обеспечить подъезд пожарных машин или размещение разрывов. В этом случае проектировщик вынужден прибегать к подготовке специальных технических условий (СТУ). Меры, заложенные в СТУ, призваны компенсировать риски возникающие ввиду невозможности соблюдения обязательных требований как по пожарной безопасности, так и по объемно-планировочным решениям.

Круг проблем безопасности, впрочем, не исчерпывается выполнением противопожарных нормативов в области планировки территории. Целый блок проблем порождает отсутствие института комплексного проектирования объектов. Над проектной документацией в 90% случаев работают несколько коллективов проектировщиков. В зависимости от специализации они выполняют разные части проекта: одни отвечают за архитектуру, вторые – за инженерные сети, третьи – за системы пожарной безопасности, четвертые – за меры по охране объекта, антитеррористической защите и т.д. В лучшем случае внутренние коллизии проектной документации на финальной стадии подготовки видит главный инженер проекта (ГИП). По идее, он должен собрать проект, скоординировать усилия по доработке разных разделов, добиться их согласованности. Но в большинстве случаев сегодняшним ГИПам не хватает для этого квалификации или желания. В результате проект опять приходит в экспертизу с ошибками.

ЛЮДИ С ОГРАНИЧЕННЫМИ ФИЗИЧЕСКИМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ

Дмитрий Абдуллаев, главный специалист отдела объектов гражданского назначения Главгосэкспертизы России

Отдельно нужно остановиться на проблемах, которые возникают при выполнении требований по доступности объектов. Как уже было отмечено, соответствующая группа требований отражена в ФЗ-384. На уровне подзаконных актов этот вопрос отрегулирован сводом правил СП 59.13330.2016 «Доступность зданий и сооружений для маломобильных групп населения» и в других нормативно-технических документах.

Оценка соответствия проектной документации в части мероприятий по обеспечению доступности зданий и сооружений для маломобильных групп населения распространяется на функционально-планировочные элементы зданий и сооружений, отведенные для них земельные участки, включая подходы к зданиям и сооружениям, входные узлы, внутренние коммуникации, пути эвакуации, помещения проживания и для предоставления услуг, а также на информационное и инженерное обустройство зданий, сооружений и земельных участков.

Среди критериев безопасности, по которым эксперт осуществляет проверку представленных проектных решений, можно привести следующие:

  • Возможность избежать травм, ранений, увечий, излишней усталости и т.п. из-за свойств архитектурной среды зданий (в том числе используемых отделочных материалов);
  • Возможность своевременного опознавания и реагирования на места и зоны риска;
  • Отсутствие плохо воспринимаемых мест пересечения путей движения;
  • Предупреждение потребителей о зонах, представляющих потенциальную опасность;
  • Пожарная безопасность.

Прямых нарушений в области обеспечения безопасности маломобильных групп населения мы видим в проектах довольно много. Часто проектировщики заужают пути эвакуации так, что человек на инвалидной коляске там не проедет. Порой совершенно бездумно закладывают в проект те или иные решения. Например, с завидной частотой мы фиксируем ситуацию, когда на единственной лестничной клетке предусмотрена стойка для подъема/спуска инвалидов. То есть в случае пожара, согласно проекту, кто-то не сможет своевременно эвакуироваться — или человек с инвалидностью, или люди без ограничений по мобильности.

При этом для объектов реконструкции — а многие музеи и галереи располагаются в зданиях, отнесенных к объектам культурного наследия, и соответственно проходят реконструкцию и приспособление — выполнение всех положений СП 59.13330.2016 невозможно. В этом случае СП оставляет для проектировщика возможность отступления от норм и говорит, что необходимо осуществлять проектирование в рамках «разумного приспособления». То есть решения, которые закладывает проектировщик, должны быть разумными и достаточными. Обосновать их выбор и неполное соответствие требованиям СП 59.13330.2016 заказчик строительства и проектировщик должны в органах социальной защиты населения и с учетом мнения объединений инвалидов. Например, если проблематично обеспечить доступ для инвалидов на верхние этажи здания, можно приспособить для доступа нижние этажи и организовать на них трансляцию, того, что происходит наверху. Так человек может попасть в здание – получить представление о его интерьере, архитектуре и т.д. Не обязательно обеспечивать доступ на каждый этаж, в каждую комнату, особенно если подъемник в данном здании нельзя инсталлировать по объективным причинам. Это — тоже разумное приспособление. При подаче в экспертизу к обоснованию разумного приспособления прикладывается также плановое реставрационное задание.

Разумное приспособление также актуально для культурно-массовых объектов, я имею ввиду театры, цирки, кинотеатры и другие. Выполнение всех требований 59.13330.2016 неминуемо превратило бы такие объекты в здания только для инвалидов. Поэтому создаются некоторые поблажки для проектных организаций, в части согласования заданий на проектирование. Эксперт согласен принять проект, если обеспечен доступ для маломобильных групп только в определенные места, то есть опять не во все помещения объекта.

Наконец важная проблема – отсутствие в нормативных документах малоподвижных групп населения. Ни один свод правил их не учитывает. Между тем в эту категорию граждан входят, например, беременные женщины. Другой пример, человек, который сломал ногу — травма ограничивает его передвижения, но при этом он не является человеком с инвалидностью, следовательно, не попадает под категории 59.13330.2016. Соответственно у проектировщика просто нет возможности заложить в проект решения и мероприятия для эвакуации подобных граждан.

ИНЖЕНЕРНЫЕ СИСТЕМЫ И АНТИТЕРОРИСТИЧЕСКАЯ ЗАЩИЩЕННОСТЬ

Алексей Гатилов, начальник Управления инженерного обеспечения Главгосэкспертизы России

Объекты культуры и культурного наследия относятся к объектам гражданского назначения. Соответственно их инженерные системы обладают меньшей сложностью, чем аналогичные системы производственных, особо опасных или технически-сложных объектов. Хотя своя специфика, конечно, присутствует. В частности, дополнительные требования предъявляются к климатическому оборудованию. Микроклимат внутри помещения – важное условие сохранности экспонатов в музее или исторических интерьеров на объекте культурного наследия.

Еще один важный фактор, который необходимо учитывать проектировщику – массовое пребывание людей на объекте. Эта специфика накладывает отпечаток на проектирование освещения, вентиляции зданий, систем пожарной безопасности, оповещения, систем контроля и управления доступом, вызывных устройств и специальных систем открывания дверей для доступа маломобильных групп населения.

Объекты культурного наследия довольно часто относятся к уникальным объектам капитального строительства, что влечет за собой обязательную разработку перечня мероприятий по противодействию терроризму. В случае реконструкции объекта культурного наследия возникают трудности с реализацией требований по антитеррористической защищенности объектов. Например, в рамках мероприятий по антитеррористической защищенности объекта проектировщику необходимо предусмотреть возможность оборудования и оснащения места доступа на объект, предназначенного для посетителей, контрольно-пропускным пунктом с техническими средствами досмотра, но выполнение этих решений затруднительно ввиду охранного статуса. Ситуация практически тупиковая.

Вызывают сложности также формулировки требований нормативных документов, допускающие двоякое толкование – «следует делать», «рекомендуется выполнять» и другие, им подобные. Почему-то в нормативно-технической документации по инженерным системам их особенно много. Разделение пунктов нормативных документов на пункты обязательного и добровольного применения также создает рядовому проектировщику сложности в их применении. Здесь, на мой взгляд, нужно подумать над новой концепцией.

Сегодня мы уже говорим о полноценных интеллектуальных зданиях, когда технические системы зданий не ограничены стандартным набором инженерных систем, а дополняются системами контроля управления доступом, охранной сигнализации и видеонаблюдения и имеют столь же большое значение, как и конструктивные. Но выделение специального раздела для проектных решений по противодействию терроризму, систем контроля управления доступом, охранной сигнализации и видеонаблюдения Перечнем разделов проектной документации не предусмотрено. Отсюда и возникают проблемы как для проектировщиков, так и для экспертов. Проектировщик испытывает трудности – в какой раздел или подраздел документации включать решения и мероприятия и в каком объеме. Например, ограждения уходят в часть проекта, связанную с конструктивом. Видеокамеры, инсталлированные на упомянутое ограждение, скажем, в сети связи и так далее. В результате, эксперту приходится по крупицам собирать эту информацию, чтобы увидеть полную картину и сказать, что антитеррористические требования выполнены.

Коллеги уже упомянули проблему несогласованности действий проектировщиков, работающих над разными разделами одного проекта. Для инженерных систем и систем охраны эта проблема также актуальна. Далеко не все решения по инженерным системам и инженерно-технической укрепленности и оборудованию объекта техническими средствами охраны, предусмотренные в проектной документации, могут быть интегрированы между собой. Вопрос «как вы планируете их реализовывать?» приводит к значительным изменениям ранее принятых проектных решений.

Актуальной проблемой так же являются коллизии и несоответствие проектных решений в рамках одной проектной документации, когда инженерные системы помещают в непригодный для этого конструктив, или предполагают в одном месте размещение разных систем. По моему мнению, проблему несогласованности решений, разрабатываемых разными проектировщиками в рамках одной проектной документации может решить применение технологий информационного моделирования. Одна из основных возможностей BIM-технологий – совместная работа с проектной документацией и автопроверка решений, заложенных разными проектировщиками.

Татьяна Лапина, заместитель начальника отдела электроснабжения и слаботочных систем Управления инженерного обеспечения Главгосэкспертизы России

В статье 30 Технического регламента «О безопасности зданий и сооружений» указано, что в зданиях с большим количеством посетителей, зрителей (в эту категорию, безусловно, попадают и объекты культуры) должны быть предусмотрены меры, направленные на уменьшение возможности криминальных проявлений и их последствий для обеспечения защиты от несанкционированного вторжения в здания и сооружения.

В соответствии с требованиями СП 132.13330.2011 «Обеспечение антитеррористической защищенности зданий и сооружений. Общие требования проектирования» при проектировании зданий и сооружений объектов социально-культурного назначения, в которых согласно заданию на проектирование предполагается единовременное нахождение в любом из помещений более 50 человек и при эксплуатации которых не предусматривается установление специального пропускного режима, необходимо предусматривать решения, обеспечивающие обнаружение взрывных устройств, оружия, боеприпасов. Однако в последнее время мы сталкиваемся с проблемой, когда проектные организации в проектной документации указывают только перечень организационных мероприятий для обеспечения защиты объекта от несанкционированного вторжения и не учитывают требования свода правил. Таким образом, в процессе проведения экспертизы выявляется, что не учитываются требования по выделению и оборудованию помещений для службы охраны, оснащение объекта инженерно-техническими средствами охраны, что приводит к необходимости корректировки проектной документации, увеличению сроков прохождения экспертизы и увеличении сметной стоимости объекта капитального строительства. 

Кроме того, на объекты культуры распространяется действие СП 118.13330.2012 «Общественные здания и сооружения» и СП 134.13330.2012 «Системы электросвязи зданий и сооружений. основные положения проектирования». Согласно этим документам, необходимость охранных мероприятий в соответствии с типом объекта по его значимости и степени защищенности должна быть определена заказчиком уже в задании на проектирование. То есть, заказчик должен заранее определить возможный вид и размер ущерба, который может быть нанесен объекту, находящимся на объекте людям и имуществу в случае реализации террористических угроз. В то же время, на данный момент недостаточно требований по определению количественных и качественных характеристик для определения класса объекта по значимости в соответствии с требованиями СП 132.13330.2011. Для снижения затрат на оснащение объекта заказчик сознательно стремится принять более низкий класс по значимости.

Если говорить про инженерно-техническую укрепленность учреждений культуры, имеющих в оперативном управлении или арендующие здания и сооружения, являющиеся памятниками истории и культуры, а также здания — памятники независимо от их формы собственности и категории значимости, то для данной категории объектов согласно приказа Министерства культуры Российской Федерации, принимаемые технические решения необходимо согласовывать в Центре по безопасности культурных ценностей ГосНИИР Минкультуры России. Если данное требование не выполнено, то мы пишем замечание к проекту. Однако мы уже неоднократно получали ответ о том, что они не уполномочены согласовывать данные решения.

Продолжая тему объектов культурного наследия, стоит отметить, что в эту категорию нередко попадают довольно сложные распределенные объекты, в том числе музеи-заповедники. На данные объекты, кроме перечисленных требований, могут распространяться требования постановления Правительства Российской Федерации от 25 марта 2015 года № 272 «Об утверждении требований к антитеррористической защищенности мест массового пребывания людей и объектов (территорий), подлежащих обязательной охране войсками национальной гвардии Российской Федерации, и форм паспортов безопасности таких мест и объектов (территорий)». Данным документом предусмотрено категорирование мест массового пребывания людей (для существующих объектов) и выполнение требований по оснащению объекта техническими средствами антитеррористической защищенности независимо от установленной категории места массового пребывания.

Много вопросов у проектного сообщества возникает и в связи с системой охранного освещения. Это — компонент, от которого напрямую зависит эффективность охранных систем. Далеко не все объекты могут позволить себе применение тепловизоров, а камеры видеонаблюдения в условиях низкой освещённости не обеспечивают требуемого качества видеоизображения. В то же время четкие требования к системе охранного освещения на данный момент в нормативных документах отсутствуют. Раньше эти требования были зафиксированы в руководящем документе Министерства внутренних дел Российской Федерации РД 78.36.003-2002 «Инженерно-техническая укрепленность. Технические средства охраны. Требования и нормы проектирования по защите объектов от преступных посягательств», но сейчас этот документ отменен.

В остальном особых проблем с проектированием систем видеонаблюдения мы не видим. Более того, наверное, не стоит пытаться зарегулировать данную область. Во-первых, разработка документов приведет к попыткам производителей пролоббировать свои интересы. Во-вторых, сейчас подобные системы развиваются гораздо быстрее, чем происходит актуализация нормативно-технических документов. Поэтому жесткие требования в части видеонаблюдения могут выступить фактором, препятствующим проникновению инновационных технологий на объекты.

Помимо незнания нормативной базы — а многие проектировщики узнают о действующих требованиях нормативных документов, применяемых в отношении объекта проектирования только в процессе проведения экспертизы проектной документации, отмечается незнание технических характеристик применяемого оборудования. Например, в составе системы автоматической пожарной сигнализации применяется оборудование, не сертифицированное на соответствие требованиям Федерального закона от 22 июля 2008 года № 123-ФЗ «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности». В большинстве случаев, при выборе технических средств безопасности проектировщики не учитывают класс взрывопожароопасности помещений. Много спорных моментов в проектах связаны с интеграцией оборудования различных производителей. Мы идем разными путями – несколько раз даже производители специальными письмами подтверждали возможность интеграции своего оборудования, прилагали результаты испытаний. Особенно узким местом, как ни странно, становится интеграция противопожарных систем, хотя, казалось бы, тут не требуется передача больших потоков данных и уже давно широко применяются стандартные интерфейсы.

ПРОТИВОПОЖАРНАЯ ЗАЩИТА

Александр Красавин, начальник Управления промышленной, ядерной, радиационной, пожарной безопасности и ГОЧС Главгосэкспертизы России

Когда мы говорим об объектах из сферы культуры, наибольшее количество сложностей у проектировщиков вызывает подготовка проектной документации при реконструкции объектов культурного наследия. Требования федерального закона от 25 июня 2002 года № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» трудно сочетаемы с требованиями Федерального закона от 22 июля 2008 года № 123-ФЗ «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности». Фактически перед проектировщиком стоит задача выполнить требования пожарной безопасности в объеме, ограниченном законодательством об охране культурных ценностей. При этом зачастую объемно-планировочные решения по протяженности, ширине путей эвакуации, исполнению эвакуационных выходов, конструктивные решения, отделочные материалы и другие неотъемлемые элементы здания не соответствуют современным противопожарным нормативам. С точки зрения инженерии – проблемой для проектировщиков становится прокладка коммуникаций, в том числе для систем противопожарной защиты. Все это зачастую приводит к необходимости разработки специальных технических условий, которые отражают специфику того или иного защищаемого объекта культурного наследия и позволяют осуществить симбиоз пожарного законодательства и законодательства об охране культурных ценностей.

Очевидно также, что объекты культурного наследия, как и культурного назначения вообще, нередко служат для размещения и хранения материальных ценностей – картин, редких исторических документов, драгоценностей, выдающихся образцов декоративно-прикладного искусства и других. Отсюда специфика в выборе систем пожарной безопасности, к которым, прежде всего, со стороны заказчиков применяются более высокие требования по скорости обнаружения пожара и минимизации воздействия тушащих агентов на предметы хранения.

Если говорить про активные системы – распространено использование систем с газообразными огнетушащими веществами, а также систем тушения тонко-распыленной водой. В области пожарной сигнализации перспективно применение аспирационных пожарных извещателей. Однако в вопросе применения подобных инновационных решений есть свои проблемы. Во-первых, далеко не все проектировщики научились корректно данные системы проектировать, многим не хватает специальных знаний. Во-вторых, даже при наличии необходимых компетенций проектировщик не всегда может обосновать выбор того или иного решения – так как новые технологии слишком медленно узакониваются в нормативно-технических документах. В то же время новые документы тоже не решают всех проблем. В 2018 году утвержден СП 388.1311500.2018 «Объекты культурного наследия религиозного назначения. Требования пожарной безопасности». Однако и разработчики этого документа сделали оговорку, что, если выполнить все требования нормативных документов не удается, необходимо предусмотреть дополнительные мероприятия, обоснованные по специальным методикам. В свою очередь, сегодня подходящие методики не разработаны. Поэтому, если проектировщик соответствующего объекта культурного наследия не вписался в требования – это опять ведет к разработке СТУ, в связи с отсутствием необходимых методик.

То есть в области нормативно-технического регулирования работа идет, но важный элемент – подготовка методик — выпадает. И эта проблема касается не только обеспечения пожарной безопасности объектов культуры. В Советском Союзе этому направлению уделялось колоссальное внимание. Поэтому крайне важно и сейчас разрабатывать и принимать методики, которые можно будет использовать в качестве доказательной базы для подтверждения обоснованности принимаемых в проектной документации нестандартных решений.


Вы должны авторизоваться, чтобы написать комментарий


    Yandex.Дзен

    Подписывайтесь на канал ru-bezh.ru
    в Яндекс.Дзен

    RUБЕЖ в facebook RUБЕЖ в vk RUБЕЖ в twitter RUБЕЖ на youtube RUБЕЖ в google+ RUБЕЖ в instagram RUБЕЖ-RSS

    Контакты

    Адрес: 121471, г. Москва, Фрунзенская набережная, д. 50, пом. IIIа, комн.1

    Тел./ф.: +7 (495) 539-30-15, +7 (495) 539-30-20

    Время работы:

    E-mail: info@ru-bezh.ru

    E-mail: help@ru-bezh.ru - по техническим вопросам

    Для рекламодателей

    E-mail: reklama@ru-bezh.ru

    тел.: +7 (495) 539-30-20 (доб. 105)

    total time: 6,2747 s
    queries: 240 (3,2933 s)
    memory: 2 048 kb
    source: cache
    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение.