Как я тонул в вертолете

04 августа 2017, 23:33    181

В мире не одна сотня только гражданских объектов, добраться на которые можно лишь вертолетом через протяженные водные преграды. Наиболее типичный пример — шельфовые нефтегазовые платформы, установленные в нескольких десятках, а иногда сотнях километров от берега. В России таких объектов немало. Все отечественные нефтегазовые шельфовые проекты создавались при участии иностранных компаний, которые привнесли свои технологии и регламенты. В том числе и по безопасности персонала, работающего на морских объектах. В частности, допустить на платформу могут, только когда ты пройдешь тренинг и успешно сдашь норматив по эвакуации с горящей платформы по специальному рукаву (Sky Scape) и спасению из тонущего вертолета (HUET — Helicopter Underwater Escape Training). В большинстве случаев требование распространяется не только на постоянных сотрудников, но и на разовых «гостей» платформ: от технических консультантов до чиновников, которые проведут там всего несколько часов.

Водные процедуры В ноябре прошлого года я собрался на Сахалин писать статью о проекте «Сахалин-2» (оператор «Сахалин Энерджи»), меня предупредили — если хочу попасть на платформу, то надо запланировать в программе пребывания один день на прохождение соответствующего тренинга. «Давно хочу лично побывать на платформе Lun-A, но думаю, даже меня «Сахалин Энерджи» может не пустить без этого HUET», — неуверенно раз- вел руками высокий чиновник, курирующий в администрации Сахалинской области нефтегазовый сектор. Что компания «Сахалин Энерджи» помешана на регламентах безопасности, я понял, едва сойдя с трапа самолета в Южно- Сахалинске. В транспорте компании требуют пристегиваться даже на заднем сиденье, даже в автобусе. Когда идешь по лестнице, не устают напоминать: «Держитесь за перила». Тренинговый центр неподалеку от Южно-Сахалинска организован независимой компанией, но соблюдает все западные регламенты. Поэтому занятия в аудитории начались с инструктажа по эвакуации… из самого тренингового центра: нам подробно рассказали об окнах и запасных выходах здания. Теоретическая часть тренинга оказалась чем-то средним между инструктажем стюардессы в самолете и школьным уроком НВП. Нам подробно описали виды вертолетов, принципы расположения и открывания аварийных выходов, спасательное оборудование (плоты, радиомаяки и т. п.), объяснили, как этим пользоваться. Продемонстрировали манекены в гидрокостюмах.Потом мы надели эти самые гидрокостюмы, а заодно и каски, вышли на улицу и по очереди спустились с десятиметровой вышки через сетчатый рукав — было забавно. Думаю, если такой аттракцион поставить в парке, можно заработать. В случае пожара именно по таким, иногда 50-метровым рукавам персонал эвакуируется в спасательный плот или катер. Дальше был обед, потом медосмотр. И не только измерили давление и посчитали пульс, а еще и попросили подышать в алкотестер. Об этом, кстати, заранее предупреждали — чтоб никто накануне не пил. Снова переоделись в гидрокостюмы (уже другие), надели разноцветные каски — тем, кто не умеет плавать, выдали красные — повышенное внимание для страхующих водолазов. Переходим в бассейн, над которым подвешен макет кабины вертолета в натуральную величину. Для начала нас учат пользоваться дыхательной системой гидрокостюма (шланг с загубником и карман для воздуха). В момент погружения под воду необходимо сделать последний выдох в систему, а потом уже дышать только этим воздухом — на минуту должно хватить. Первое упражнение — чтобы привыкнуть находиться под водой и пользоваться дыхательной системой: держась за натянутый трос, проплыть под водой от стенки до стенки бассейна. Трос, надо заметить, нужен не только для удержания направления: гидрокостюм не дает оставаться на дне — выталкивает вверх. Потом мы разместились и пристегнулись на пассажирских местах в кабине — отработали пока «по сухому» последовательность действий. После команды спасателя (со- провождающий пассажиров в салоне член экипажа) необходимо выполнить последовательность действий: засунуть в рот загубник, положить руку на замок ремня безопасности (под водой будет темно — не найти, и нащупать тяжело), выдохнуть и защелкнуть дыхательную систему, другой рукой сорвать ручку с иллюминатора, выдавить стекло и держаться за раму, потом отстегнуться, вылезти головой вперед в окно…

Весьма важно (и если этого не знать, то вряд ли сообразишь) — если в погруженном, да еще перевернутом в воде вертолете отстегнуться, не выдавив окно, то шансы выжить снижаются до нуля. Пока ты пристегнут — находишься рядом с окном. Отстегнувшийся пассажир в гидрокостюме сразу всплывает внутри кабины — поднырнуть потом уже маловероятно, да и найти в темноте окно тоже сложно. Мы все натурально выпихивали из рам пластиковые стекла, вылезали, прыгали в воду — эвакуация из неутонувшего вертолета. Потом собирались вместе на воде, плавали в сцепке, образовывали круг, внутри которого удерживали «раненого». Дальше, выдерживая баланс, забирались и распределялись на спасательном плоту, вместе натягивали на нем тент. Попутно слушали объяснения, как, например, собирать на этом тенте пресную воду — конденсат-росу для питья. И финальный момент — подъем с плота на спасательный вертолет. Тут тоже все было приближено к реальности: со специального крана с лебедкой в воду опускался трос. Что бы вы сделали, если бы над вами завис трос вертолета? Да сразу схватили бы, правда? Ну и, возможно, тут же бы погибли. Необходимо дождаться, чтобы трос коснулся воды — сбросил статический заряд, который иногда может оказаться смертельным. Кольцо троса цепляется специально для этого предусмотренному карабину на поясе гидрокостюма. Во время подъема штаны комбинезона достаточно сильно врезаются между ног, но терпеть можно. Следующая группа упражнений — с погружением.

Садимся в вертолет и погружаемся в воду. Когда кабина окончательно «утонула», надо спасаться. Мой напарник увлекается дайвингом — ему это в кайф. Как потом признался, заплатил бы сам 500 долларов (стоимость тренинга на человека), чтобы повторить. Что касается меня, то под водой, да еще пристегнутый к вертолету, чувствую себя неуютно. Представляю, какая пани- ка охватывает при реальной аварии, — как тут сохранить необходимое хладнокровие и не забыть инструкции. Желание вырваться появляется сразу, как только вода доходит до глаз. Поторопившись, я отстегнулся раньше, чем выдавил окно, — и мгновенно всплыл к потолку кабины. Попытался развернуться, забился в салоне и был вытащен на поверхность через открытый фюзеляж страхующим водолазом. Пришлось сдавать упражнение снова. И наконец, финал — самое сложное упражнение: спасение из утонувшего перевернувшегося вертолета. Кстати, как нам объяснили, в большинстве случаев даже более- менее ровно упавший на воду вертолет обязательно перевернется.

Итак, кабина с пристегнутыми в креслах пассажирами полностью опускается под воду. Там переворачивается вверх ногами. Тут очень важно не потерять ориентацию: окно всегда находится там, где и было, — рядом с соответствующей рукой. Лучше руку прямо сразу положить на окно. Из десяти человек тренинг прошли не все: одному стало плохо после первого же упражнения под водой, второй выдохся перед самым финалом. Кажется, уже достигнутые результаты действуют в течение месяца — можно приехать и сдать только оставшиеся упражнения. О прохождении тренингов нам выдали сертификат: небольшую картонную карточку размером с визитку, где стояли отметки против Sky Scape и HUET. (У тех двоих, кто не прошел HUET, — только против Sky Scape.) Формально без такого сертификата в вертолет на платформу просто не пустят. Результаты тренингов действительны четыре года — потом необходимо повторить.

«Уважаемые пассажиры…»

Честно говоря, после целого дня такой психологической накачки никакого желания лететь вертолетом уже не было — казалось, что готовишься к чему-то весьма вероятному. К тому же непосредственно перед каждым полетом — и на платформу, и с платформы — заставляют в специальном помещении посмотреть ролик-инструктаж. В зале присутствует контролер, который следит, чтобы не болтали, а реально смотрели. Потом по команде идут к вертолету — напоминает посадку космонавтов: все в одинаковых гидрокостюмах. Уверен, если бы пассажиров обычных гражданских авиа- рейсов развлекали не вялой мантрой стюардесс про пользование кислородными масками и спасательными жилетами, а чем-то подобным, то половина отказались бы от авиатранспорта вообще. Ну а сам полет из аэропорта городка Ноглики до платформы Lun-A занял всего-то полчаса, из которых непосредственно над водой летели всего минут пять-десять. В салоне действительно сидит спасатель, который при приближении к морю дает команду застегнуть капюшоны гидрокостюмов. Для новичка все это создает очень неприятное ощущение — перед глазами все еще стоит темная вода бассейна.

Машинально начинаешь примериваться к иллюминатору: в настоящем вертолете, на котором мы летели, он оказался немного меньше, чем в тренировочном макете, — не уверен, что в объемном гидрокостюме выбрался бы из него так же легко. От этих мыслей становится совсем тревожно. Плюс надо четко понимать, что одно дело — «спасаться» в бассейне, где вода +26 ºС, и иное — в реальном море, температура которого зимой до замерзания может быть –2 ºС. Ну вот наконец все закончилось: позади тренинг, посещение платформы, напоминания пристегиваться, держаться за перила и прочий ежеминутный инструктаж. Мы заходим в самолет Южно-Сахалинск — Москва и… И первым делом я ищу глазами спасательные выходы, примеряюсь к иллюминаторам. Когда же стюардесса демонстрирует спасательный жилет, чувствую, как меня начинает трясти, однако впервые в жизни слушаю внимательно.

RUБЕЖ в facebook RUБЕЖ в vk RUБЕЖ в twitter RUБЕЖ на youtube RUБЕЖ в google+ RUБЕЖ в instagram RUБЕЖ-RSS

Контакты

Адрес: 121471, г. Москва, Фрунзенская набережная, д. 50, пом. IIIа, комн.1

Тел./ф.: +7 (495) 539-30-15, +7 (495) 539-30-20

Время работы: 9:00-18:00, понедельник - пятница

E-mail: info@ru-bezh.ru

E-mail: help@ru-bezh.ru - по техническим вопросам

Для рекламодателей

E-mail: reklama@ru-bezh.ru

тел.: +7 (495) 539-30-20 (доб. 105)

Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение.