/ /

Александр Красавин: «Куда приводят коллизии»

Александр Красавин: «Куда приводят коллизии»

download PDF
29 июня 2019, 00:54    351

В 2017 году значительное количество проектов, переданных на государственную экспертизу,  содержали решения, которые могли привести к риску возникновения аварийных ситуаций, или не обеспечивали на требуемом уровне безопасность людей и сокращение материального ущерба в случае их возникновения. Высокий процент  отрицательных заключений государственной экспертизы – это далеко не всегда признак низкой квалификации проектировщиков, во многих случаях причиной является несовершенство нормативной базы и непрофессионализм служб заказчиков, считает начальник Управления промышленной, ядерной, радиационной, пожарной безопасности и ГОЧС ФАУ «Главгосэкспертиза России» Александр Красавин.

RUБЕЖ: В 2017 году специалистами Главгосэкспертизы России были выявлены по 883 объектам решения, которые могли привести к риску возникновения аварийных ситуаций. Расскажите, какие нарушения стали наиболее частыми?

Александр Красавин: Действительно, ежегодно значительное количество проектов, представляемых на государственную экспертизу, претерпевают кардинальные изменения. Во многих случаях это следствие грубых ошибок, совершаемых специалистами при разработке проектной документации.

При этом следует отметить, что одни ошибочные решения проектировщиков на самом деле повышали риск возникновения аварийных ситуаций, а другие приводили к возможному увеличению тяжести последствий в случае их возникновения.

Существенно повышают риск возникновения аварийных ситуаций, например, такие характерные недостатки, встречающиеся в проектной документации, как отсутствие в технологических системах со взрывоопасной средой мембранных предохранительных устройств, систем флегматизации инертным газом, сигнализаторов довзрывных концентраций и т. п.

RUБЕЖ: А как можно конкретизировать другую группу нарушений?

Александр Красавин: Другая группа нарушений не влияет на риск возникновения аварийных ситуаций, но серьезно ухудшает решения, направленные на сохранение жизни и здоровья людей, а также увеличивает размер материального ущерба при возникновении чрезвычайных ситуаций.

Например:

– в проектной документации достаточно часто принимаются неверные объемно-планировочные решения в части устройства эвакуационных путей и выходов, что в случае пожара может привести к массовой гибели и травмированию людей;

– конструктивные решения нередко предусматриваются в проектах без учета требований к огнестойкости строительных конструкций, что при пожаре не обеспечит устойчивость здания или сооружения в течение времени, необходимого для эвакуации людей и проведения мероприятий по их спасению;

– объемно-планировочные и конструктивные решения принимаются  без устройства требуемых законодательством противопожарных преград. Эти ошибочные решения не обеспечивают требования технических регламентов по ограничению образования и распространения опасных факторов пожара в пределах очага пожара;

– по инженерно-техническим решениям систем противопожарной защиты немало замечаний возникает в отношении правильности принятых параметров автоматической пожарной сигнализации, противодымной защиты, системы оповещения и управления эвакуацией людей при пожаре. Также в процессе государственной экспертизы нередко вносятся изменения в проектные решения по автоматическим установкам пожаротушения, направленные на повышение эффективности их работы;

– для обеспечения возможности проведения мероприятий по спасению людей и сокращению наносимого пожаром ущерба часто корректируются решения по проезду и подъезду пожарной техники, подачи средств пожаротушения к очагу пожара, изменяются параметры внутреннего и наружного противопожарного водопровода;

– по направлению гражданской обороны и предупреждению чрезвычайных ситуаций в проектной документации принимаются неверные решения по локальным системам оповещения, комплексной маскировке, защитным сооружениям гражданской обороны и т. д. Не корректно осуществляется категорирование организаций по гражданской обороне, в состав которых входят проектируемые объекты;

– не обеспечивается выполнение требований промышленной безопасности, установленных федеральными нормами и правилами, в части защиты персонала операторных от воздействия ударной волны при возможных аварийных взрывах на технологических объектах с учетом зон разрушения.

RUБЕЖ: Это были ошибки или намеренное уклонение от правил и норм?

Александр Красавин: Как правило, это были ошибки. Причем ошибки, допускаемые разработчиками проектной документации, далеко не всегда обусловлены их низкой квалификацией. Во многом они вызваны несовершенством законодательства, в котором в значительном количестве сегодня присутствуют противоречия, пробелы и необоснованные или сомнительные требования. Кроме того, нередко неверные решения принимаются проектировщиками из-за устраиваемой службой заказчика спешки в подготовке проектной документации или в связи с неправильной трактовкой требований нормативных документов.

RUБЕЖ: Не могу не спросить про пожарную безопасность. Пример вопиющих нарушений при реконструкции объекта – ТЦ «Зимняя вишня». Как вы оцениваете степень вины проектной организации и экспертов, принимавших участие в реконструкции?

Александр Красавин: Не зная всех обстоятельств дела, будет некорректным с моей стороны кого-то судить и назначать виноватых. Тем не менее, сложно представить, чтобы проектная организация получила положительное заключение экспертизы на решения, содержащие нарушения законодательства в области пожарной безопасности.

На мой взгляд, проблема с вопиющими нарушениями вызвана недостаточной квалификацией специалистов проектных или экспертных организаций. Поскольку, даже если законодательно установить, что проектировать объекты с массовым пребыванием людей должны только ведущие проектные институты страны с обязательным прохождением государственной экспертизы проектной документации на федеральном уровне, ситуация с выполнением требований пожарной безопасности на эксплуатируемых объектах не изменится.

К сожалению, собственники и арендаторы, пользуясь сегодня отсутствием контроля со стороны государства в связи с законодательно установленными надзорными каникулами для субъектов малого бизнеса, недобросовестно относятся к своим прямым обязанностям. По этой причине нередко на объектах капитального строительства встречаются запроектированные в соответствии с требованиями нормативных документов, но неработающие системы противопожарной защиты; грамотно предусмотренные, но заблокированные эвакуационные выходы; запланированные в проекте, но не реализованные на практике организационно-технические мероприятия и т. д.

RUБЕЖ: Как избежать подобных трагедий в будущем?

Александр Красавин: Чтобы положение дел изменилось, хозяйствующим субъектам необходимо перестать надеяться на русский «авось» и поменять отношение к выполнению требований. Ведь законодательством в области пожарной безопасности, на самом деле, все уже предусмотрено. Утвержденный в 2017 году свод правил СП 306.1325800.2017 «Многофункциональные торговые комплексы. Правила эксплуатации» достаточно полно устанавливает требования пожарной безопасности, которые необходимо выполнять, чтобы предотвращать пожары в торговом комплексе, а также защищать людей и имущество в случае его возникновения. Если субъекты предпринимательской деятельности будут следовать «букве закона», то и недопустимые в «пожарном» отношении неконтролируемые перепланировки прекратятся и системы противопожарной защиты будут находиться в работоспособном состоянии, а уровень пожарной безопасности торговых комплексов существенно повысится.

RUБЕЖ: Ранее вы высказывались о необходимости доработки отдельных положений 123-ФЗ «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности». Какие изменения сегодня нужны?

Александр Красавин: Несмотря на прогрессивный характер «Технического регламента» в целом, практика его применения показала, что отдельные положения закона действительно нуждаются в совершенствовании и доработке.

Например, установленная в законе десять лет назад классификация строительных материалов по горючести не соответствует вновь принятой в национальном стандарте ГОСТ Р 57270-2016 «Материалы строительные. Методы испытаний на горючесть», который с 1 мая 2018 года введен в действие. Очевидно, что ситуация, когда подзаконные акты противоречат закону, в развитие которого они приняты, недопустима.

Есть сложности, связанные с неоднозначной трактовкой специалистами части 1 статьи 66 регламента, в случае размещения производственных объектов на территории поселений и городских округов. Существующая формулировка закона обязывает проектировщика выполнять расчеты пожарного риска, даже когда в границах населенных пунктов размещаются небольшие производственные объекты, такие как трансформаторная подстанция, мебельный цех, шиномонтажная мастерская автосервиса и т. д. Причем делать это независимо от соблюдения всех требований, установленных нормативными документами по пожарной безопасности.

Большое количество затруднений возникает с реализацией требований по противопожарному водоснабжению, причем как поселений и городских округов (статья 68 техрегламента), так и производственных объектов (статья 99 техрегламента). Если речь идет о производстве, то в наибольшей степени от положений статьи, устанавливающей требования к источникам противопожарного водоснабжения, страдают небольшие производственные объекты, предусматриваемые вдоль линейных объектов, объекты информатизации и связи, объекты обустройства месторождений, состоящие, как правило, из нескольких небольших блок-боксов.

Происходит неоправданный перерасход средств на сооружение противопожарных резервуаров и их эксплуатацию, включая обогрев. Абсурдность выполнения подобных требований особенно бросается в глаза на таких объектах, где нет ни пожарной техники, которая может воспользоваться предусмотренными запасами воды, ни постоянного присутствия людей.

Следует обсуждать и положения, устанавливающие требования к устройству эвакуационных путей и выходов, содержащиеся в статье 89 техрегламента. Это традиционно острый вопрос.

Также необходимо пересмотреть существующий в российских нормах запрет на использование лифтов для эвакуации людей. На практике это приводит к значительному увеличению времени, необходимого на ее осуществление. В других странах эвакуация с использованием лифтов не только разрешена, но и считается единственно верным решением, т. к. позволяет сократить время выхода людей из горящего здания.

RUБЕЖ: Как вы относитесь к инициативе МЧС России по привлечению органов государственного пожарного надзора к согласованию проектной документации?

Александр Красавин: Законодательством Российской Федерации установлена процедура проведения экспертизы проектной документации и результатов инженерных изысканий по принципу «одного окна». Этот порядок заменил существовавшую сложную и многоступенчатую систему специализированных экспертиз. Возврат к прежней системе приведет к существенному росту административных барьеров, увеличению сроков и стоимости экспертизы.

Дело в том, что по замечаниям экспертов специалисты проектных организаций вносят изменения в объемно-планировочные и конструктивные решения, меняют технологию, корректируют инженерно-технические решения и т. д. Предварительное согласование проектной документации по какому-то отдельно взятому направлению безопасности неизбежно утратит свою силу и перестанет быть актуальным в связи с многочисленными изменениями, вносимыми в документацию на последующих этапах.

RUБЕЖ: В министерстве высказываются вообще о замыкании всех противопожарных норм на МЧС. Как вы считаете, разумна ли такая мера – сейчас, как вы знаете, существенная часть полномочий принадлежит Минстрою России.

Александр Красавин: Замыкать, как вы говорите, требования нормативных документов на какое-то одно ведомство, на мой взгляд, вообще крайне неправильно, и неважно МЧС это или Минстрой.

Почему нормативные документы, принятые в Советском Союзе в 80-х годах прошлого столетия и не подвергавшиеся актуализации, спустя десятки лет продолжают успешно применяться? Потому что нормотворческая работа тогда не осуществлялась в автономном режиме. Как показывает опыт прошлых лет, стандарты, разработанные в порядке межведомственного взаимодействия, в большей степени способствуют потребностям бизнеса и государства и получают гораздо меньше  нареканий от профессионального сообщества.

RUБЕЖ: В ближайшем будущем Главгосэкспертиза планирует развивать направление предэкспертизы. Насколько мне известно, договоренности уже достигнуты по объектам ОАО «РЖД». Повлияет ли нововведение на уровень безопасности объектов? Что еще принесет предэкспертиза?

Александр Красавин: Предполагается, что работа экспертов Главгосэкспертизы с предпроектными материалами, когда проектирование объекта находится еще на начальном этапе, позволит заблаговременно выявлять ошибочные проектные решения и указывать проектировщикам на необходимость корректировки документации, обеспечивая тем самым принятие ими в дальнейшем грамотных и обоснованных проектных решений. Дополнительные затраты, которые лягут на плечи заявителя, обратившегося в Главгосэкспертизу России для проведения экспертной оценки предпроектных материалов, с высокой степенью вероятности будут несоизмеримы с теми расходами, которые сегодня несут хозяйствующие субъекты, получившие отрицательное заключение государственной экспертизы и вынужденные переделывать значительный объем проектной документации, содержащей грубые недостатки. Поэтому данное нововведение, по всей видимости, может существенно повлиять на увеличение количества положительных заключений государственной экспертизы.

RUБЕЖ: Экспертное сообщество признает требования к составу проектной документации избыточными. Разделяете ли вы это мнение?

Александр Красавин: За последние 30 лет количество разделов проектной документации увеличилось в разы, сегодня их уже более пятнадцати. Объем и степень детализации проектных решений, представляемых на экспертизу, стали также существенно выше прежнего.

Большое количество разделов проектной документации привело к увеличению числа субподрядных организаций, что отрицательно сказывается на качестве проекта в целом, так как их действия недостаточно скоординированы генеральным проектировщиком. В итоге вместо монолитного проекта на экспертизу нередко представляется набор слабо увязанных между собой и противоречащих друг другу разделов проектной документации.

Повышенная детализация проектных решений зачастую приводит к необоснованному усложнению и удорожанию проектирования и в перспективе не позволит эффективно внедрять проектную документацию повторного использования, предусмотренную статьей 48.2 Градостроительного кодекса Российской Федерации.

RUБЕЖ: Каким образом состав проектной документации должен быть оптимизирован?

Александр Красавин: В случае проведения работы по оптимизации требований к составу и содержанию проектной документации представляется целесообразным воспользоваться положительным опытом Советского Союза.

Строительные нормы СН 202-81 «Инструкция о составе, порядке разработки, согласования и утверждения проектно-сметной документации на строительство предприятий, зданий и сооружений» устанавливали необходимость разработки всего 5 разделов проектной документации.

Кроме того, было определено, что «организации, осуществляющие экспертизу и утверждение проектно-сметной документации, не должны предъявлять требования, приводящие к неоправданному увеличению ее объема и излишней детализации».

Очевидно, что исключение излишней детализации и сокращение разделов проектной документации до количества, достаточного для качественного проектирования и последующего строительства зданий и сооружений с надлежащими параметрами безопасности, надежности и эффективности, будут в значительной мере способствовать улучшению инвестиционного климата в строительной отрасли.

Скачать pdf


Был ли вам полезен данный материал?


Александр Красавин: «Куда приводят коллизии»

Вопрос номера:
Как быть с BIM?

Герой номера:
Ринат Еникеев,
главный государственный инспектор России по пожарному надзору

Продукт номера:
Бесплатные утилиты для проектирования

RUБЕЖ в facebook RUБЕЖ в vk RUБЕЖ в twitter RUБЕЖ на youtube RUБЕЖ в google+ RUБЕЖ в instagram RUБЕЖ-RSS

Контакты

Адрес: 121471, г. Москва, Фрунзенская набережная, д. 50, пом. IIIа, комн.1

Тел./ф.: , +7 (495) 539-30-20

Время работы:

E-mail: info@ru-bezh.ru


Свидетельство о регистрации ФС77-78638 от 10 июля 2020г

выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,

информационных технологий и массовых коммуникаций.

Для рекламодателей

E-mail: reklama@ru-bezh.ru

тел.: +7 (495) 539-30-20 (доб. 103)

total time: 0.1738 s
queries: 111 (0.0092 s)
memory: 2 048 kb
source: database
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение.