«Большой брат» лесника

27 августа 2018, 18:47    478

С 1 июля 2016 года Комитет лесного хозяйства Московской области точно знает, чьи в лесу шишки, потому что 100% подмосковной «зеленой зоны» — а это почти 2 млн гектаров — охвачено системой  видеонаблюдения. В комитете введена четырехуровневая система безопасности: за пожарами следят из космоса, с воздуха, с земли и при помощи видеокамер. Корреспондент журнала RUБЕЖ провел день в региональной диспетчерской службе комитета и понял, почему все пожары в лесах Московской области в 2016 году были потушены в первые же сутки.

11.50 

Въезжаем на территорию бизнес-центра «Гринвуд». Сейчас разгар рабочего дня, поэтому здесь относительно безлюдно. От въезда в «Гринвуд» до 25-го корпуса, где располагается Комитет лесного хозяйства Московской области, добираемся за несколько секунд. На третьем этаже нас встречает очаровательная девушка Светлана, которая отвечает за взаимодействие комитета со СМИ. Она знакомит нас с Евгением Васильевичем Подлевских, начальником региональной диспетчерской службы

12.00

Первое, что бросается в кабинете в глаза, — огромная карта Московской области, разделенная по секторам. На ней можно увидеть, где именно в лесах установлены видеокамеры. Тут же рядом висят большие экраны, на которые выводятся изображение и технические данные. Каждое рабочее место оборудовано тремя мониторами. В кабинете есть зона руководителя, стол для совещаний и место для отдыха: диван, холодильник, микроволновка. Все сотрудники в униформе — зеленых поло с эмблемой Комитета лесного хозяйства Московской области и надписью «Региональная диспетчерская служба».

Евгений Васильевич жмет нам руки и сразу же начинает экскурсию: — Региональная диспетчерская служба входит в структуру государственного автономного учреждения Московской области «Центрлесхоз». При этом мы подчиняемся Комитету лесного хозяйства. Чтобы вы понимали: комитет — руководит, «Центрлесхоз» — финансирует. Всего у нас в штате десять человек: дежурные смены по четыре человека и два ночных дежурных. Работаем круглосуточно, смена длится 11 часов с 8 утра, на ночное дежурство остается один сотрудник. Я, начальник РДС, и мой заместитель работаем по схеме 5/2. Один час в день у нас выделен на обед. Мы никогда не ходим обедать вместе — в кабинете всегда кто-то остается.

12.25

— Рабочий день начинается с того, что мы определяем класс пожароопасности текущих суток. Первый класс — вероятность пожара почти исключена, пятый класс — вероятность пожара в лесу очень высокая. Сегодня второй класс. А вот наша документация на пожароопасный сезон, — показывает Подлевских бумаги с печатями и переходит на лекторский тон. —

Начало пожароопасного сезона объявляет председатель Комитета лесного хозяйства Московской области своим приказом. В этом году пожароопасный сезон начался 12 апреля. Мы занимаемся только лесными пожарами на территории лесного фонда Московской области. Все остальные пожары находятся в ведении МЧС, а пожары на землях Минобороны и на особо охраняемых природных территориях тушат сотрудники Министерства обороны и лесопарков.

Подлевских показывает на карте разноцветные отметки, которые, как кажется на первый взгляд, хаотично рассыпаны по всей Московской области:
— Красными флажками обозначены пожары, которые были в апреле, синим — майские пожары, зеленым — июньские, желтым — июльские. Коричневым обозначены августовские. В августе было всего четыре пожара. Два из них обнаружены видеокамерами, один — с самолета, один — наземным патрулем.

12.33

Подходим к одному из рабочих мест. 
— Здесь работает старший смены, Николай, — поясняет Евгений Васильевич. — Каждый день он организует видеоконференцсвязь с филиалами «Центрлесхоза», которые находятся в девятнадцати лесничествах. Для этого используется программа Lifesize. Утром ставим им задачи, вечером получаем отчеты. В программе есть чат, в котором общение с филиалами в основном и происходит. По видеосвязи звоним, если надо обсудить какие-то детали. 

— А давайте позвоним, — прошу Подлевских.

— Без проблем.

На экране появляется сотрудница Орехово-Зуевского филиала ГАУ МО «Центрлесхоз», которая явно удивлена неожиданным видеовызовом начальства. — Здравствуйте, — говорим мы ей хором. 

— Добрый день, — отвечает она.

— Как слышно? — спрашивает старший смены.

— Хорошо, — девушка удивленно пожимает плечами.

— До свидания, — Николай отключает связь, не дав нам насладиться тем, как глаза сотрудницы Орехово-Зуевского филиала становятся идеально круглыми.

12.52

Перед картой Московской области Евгений Васильевич торжественно и по-рыбацки широко разводит руки в стороны:

— Наши камеры охватывают 100% площади лесного фонда Московской области. Одна камера покрывает радиус в 20 километров.

— У нас есть внутренняя четырехуровневая система безопасности, — говорит он. — Первый уровень — это наземный мониторинг, по области у нас существует 33 маршрута. Второй — авиационный.

Мы заключили договоры с двумя авиакомпаниями, у которых арендуем шесть воздушных судов — самолеты и вертолеты. Третий уровень — космический. На орбите есть спутники, которые ищут термоточки. В эти точки высылается патруль, чтобы определить: это горит лесной фонд или что-то другое, здание к примеру. Наконец, четвертый уровень — это видеокамеры. В Московской области 84 камеры, и этого достаточно.

— А с каких аэродромов взлетают самолеты? — перебиваю начальника РДС.

— Из Мячково и из вертолетного центра «Аэросоюз» в Путилково, это от нас через дорогу. Сегодня по северному маршруту из Путилково пошел вертолет Robinson. А по восточному — самолет Tecnam. Летчикинаблюдатели, летнабы, будут искать задымления. Допустим, увидел летнаб дым. Он сообщает нам координаты возгорания, далее на место выезжает пожарная машина. Если пожар серьезный, мы можем выслать туда дополнительную технику, например трактор для опашки площади возгорания.

13.10 

Пока один из диспетчеров обедает, Евгений Васильевич разворачивает с его рабочего места на полный экран изображение с одной из камер.
— Камеры установлены на вышках МТС и «МегаФон» на высоте 50–70 метров и выполняют круговой обзор. За аренду места на вышках мы платим операторам. Подлевских включает зум на камере, и мы, как в компьютерной игре-стратегии, перелетаем на опушку леса. При таком увеличении на мониторе можно рассмотреть даже содержимое корзины грибника, не говоря уже о пожаре.

13.24

В помещении раздается негромкий вой сирены. Раньше я такого звука не слышал, но могу поручиться, что так звучит сигнал тревоги.
— Это система отреагировала на задымление, — объясняет начальник диспетчерской службы. На мониторе укрупняется изображение с видеокамеры, в зоне действия которой что-то загорелось. Мы видим воронку дыма, основание которой находится за деревьями.

— Это, скорее всего, грибники костер развели. Думаю, мелочь, ничего страшного, — констатирует Подлевских.— Но лесничество мы в любом случае оповестим.

13.28

— Расскажите, каким образом система реагирует на пожары, — спрашиваю одного их диспетчеров, Руслана. 

— Камера за 15 минут совершает оборот на 360 градусов, сравнивает картинку с предыдущим кругом и отмечает изменения, — объясняет Руслан. — При этом на техногенные объекты у нас наложены «маски»: если, например, в доме открылось окно, то система не отреагирует. А дым она заметит. У нас установлена система дистанционного мониторинга лесных пожаров «Лесохранитель», разработанная компанией «Формоза-Сервис».

— А ночью?..
Странно, но диспетчеры понимают, о чем я хочу спросить.

— Ночью камеры, естественно, ничего не показывают,

— отвечает Руслан. — В темное время суток мы работаем с телефонными звонками, которые переадресовываются нам через службу спасения «112».

Нам звонят с сообщениями по поводу лесного фонда. Это может быть или пожар, или машина сбила лося, или жители заметили агрессивную лису. Диспетчер готовит утренние отчеты, обрабатывает оперативную информацию за прошедшие сутки, а это 21 статистический отчет. Также летом традиционно много «потеряшек», в каждом из 19 лесничеств их бывает по несколько десятков за сезон. 

13.30

К разговору подключается Евгений Васильевич:
— В этом году в Московской области было 133 пожара общей площадью около 50 гектаров. Все до единого пожары потушены в день обнаружения. Это говорит о том, что система раннего обнаружения работает эффективно, — скромно добавляет он.

13.50

Подлевских знакомит меня с Иваном Богдановым, своим заместителем по ИТ.
— Раньше у нас стояли в лесах аналоговые камеры,— рассказывает Иван.— Сейчас цифровые Axis с тридцатикратным зумом. Очень хорошие камеры, отлично все видно. Записи с них хранятся на нашем сервере Hitachi Data Systems, который находится в этом здании. Видео хранится сутки, фото доступны в течение семи дней. Камеры делают снимки каждые 10 секунд.

14.00

Солнце все реже проглядывает сквозь тучи, и Подлевских приглашает нас посмотреть вертолетную площадку, пока не пошел дождь. Она находится неподалеку от «Гринвуда», рядом с одним из отделений вертолетной компании «Аэросоюз». На площадке стоит красный вертолет RobinsonR44. Подмечаю, что совсем рядом — через дорогу — жилые дома.

— Итак, — поясняет мне начальник РДС, — вертолет взлетает отсюда и идет на север над МКАД. Высота полета от 100 до 500 метров, скорость180 км/ч. Если летнаб увидит огонь или дым, то снизится. В день обычно совершается один вылет по двум маршрутам, в полет уходят два воздушных судна. При четвертом или пятом классе пожароопасности летнабы вылетают два раза в день.

14.25

Возвращаемся в прохладу офисного центра. По пути в диспетчерскую заходим в кабинет с большим экраном на стене, столом почти во всю комнату и вращающимися креслами. — Это зал видеоконференцсвязи, — комментирует Подлевских. — Здесь три раза в неделю генеральный директор ГАУ МО «Центрлесхоз» Юрий Юрьевич Деркач проводит совещание со всеми  девятнадцатью филиалами.

14.31

Идем по коридору. Подлевских показывает на двери:
— Здесь занимаются посадкой леса, здесь — вырубкой, здесь проходят совещания. Вот хозяйственный отдел, отдел охраны лесов. А вот комната летнабов, — заходим в нее. — Тут обычно находятся три пилота. 

Сейчас перед вами летнаб Каширский Василий Николаевич.

— Мои коллеги — Кукушкин и Вовчук — сейчас вышли на Восточный и Северный маршруты, — рассказывает летчик. — А я прорабатываю детали будущих маршрутов, работаю над картой, изучаю прогноз погоды на завтра, готовлю документацию для отчета по прошедшим полетам.

14.50

Возвращаемся в диспетчерскую. Только что мне написали знакомые из московского района Кунцево, что у них идет проливной дождь. Прошу сотрудников РДС показать район на камере. Они разворачивают изображение с ближайшей камеры на западе столицы. Пасмурно, но сухо.

— Дожди обычно локальные, — поясняет диспетчер Руслан. — Кстати, с этой камеры у нас открывается отличный вид на Москвасити. Правда, сегодня все в дымке, но в ясный день видно идеально. В дождливые дни на камерах капли воды, а по утрам от леса как будто валит дым — это испарения.

15.30

Смотрю на карту Московской области, где обозначены границы лесничеств: Шатурское, Орехово-Зуевское…

— На каких машинах патрулируют леса? — спрашиваю Подлевских.

— На МЛПК, малых лесопатрульных комплексах. Это уазики-«буханки», которые имеют в запасе стандартный кубометр воды, огнетушители, лопаты, топоры. В машинах также есть GPS-навигаторы, треки после патрулирования высылают нам. Чем выше класс пожароопасности, тем чаще они патрулируют леса. Сегодня в леса выехали 185 машин и 370 человек личного состава.

15.50

На одной из камер вижу воронку густого дыма. В растерянности показываю на нее пальцем, не зная, что сказать.

— Все в порядке, — успокаивает меня заместитель начальника РДС Иван. — В Орехово-Зуевском районе горит свалка. Лесничие об этом знают, летнабы тоже в курсе. Система на такой дым не реагирует, потому что мы наложили на этот пожар специальную «маску».

16.00

Обстановка в РДС рабочая, коллектив мужской, но разговоров между коллегами не о работе тут практически не слышно. Беседой на отвлеченную тему можно считать обсуждение участников конкурса «Лесник года». Этот конкурс ежегодно проводится Комитетом лесного хозяйства.

17.20

Начинается дождь. Почти на половине всех камер сейчас ничего не видно. Спрашиваю Евгения Васильевича, что его служба делает в непожароопасный сезон.
— Готовимся к пожароопасному. Подводим итоги, анализируем предыдущий сезон: выясняем, почему возникали пожары, и думаем, как их предотвратить в будущем. В ноябре начинается консервация пожарной техники. А с нового года стартует подготовка к пожароопасному сезону, расконсервируем технику, готовим материалы. У нас еще действуют строгие правила в отношении отпусков: во время непожароопасного сезона сотрудники могут их брать, а в теплое время года это запрещено.

18.40

Интересуюсь у диспетчеров, кто где учился. У всех лесное образование, в основном МГУЛ, Московский государственный университет леса по специальности «инженер лесного хозяйства».

— Ребята из соседнего кабинета, из отдела лесопосадки, тоже закончили МГУЛ, только другой факультет, — говорит Подлевских. — А мой заместитель Иван учился в Новгородском государственном университете, по специальности он тоже инженер лесного хозяйства.

19.25

Прошу молодых людей вспомнить последний интересный случай из практики.

— Недавно обнаружили при помощи камеры пожар в здании, — рассказывает диспетчер Руслан. — Горел амбар. Мы видели пожар с самого начала: загорелась крыша, потом вокруг начал бегать человек, наверное, хозяин. Все это происходило в трехстах метрах от вышки с нашей камерой. Естественно, мы оповестили пожарных, а те быстро ликвидировали огонь. Амбар устоял, лес не пострадал.

20.20

Приходит ночной дежурный, его зовут Роман Долгополов, он инженер. Коллеги докладывают ему о произошедшем за день, он изучает журнал передачи информации, принимает смену

21.00

А наш рабочий день закончился. Дежурные разъезжаются по домам. Кто-то идет к автомобилю, кто-то ждет автобуса до метро «Сходненская». Ближайший рейс в 21:10. Я выезжаю на МКАД и еду на север. По обе стороны от магистрали — темный лесной массив. Смотрю то на деревья, то на людей в автомобилях и думаю о том, что сегодня лесного пожара в Московской области не было. Уверен на 99%, что не будет его и завтра. Ловлю себя на мысли, что большинство людей и не знают, что благодарить за это надо Евгения Васильевича Подлевских и ребят из

Региональной диспетчерской службы Комитета лесного хозяйства. Даже немного обидно за наших «лесных братьев», которые никогда не ходят обедать вместе и не имеют права на летние отпуска.
Кстати, в третье воскресенье сентября все причастные отмечают День работников леса. Накануне, в субботу, в Подмосковье высадили 1,3 миллиона деревьев, в воскресенье пошли голосовать, а затем праздновать.

Всего за год подмосковные лесничие высаживают 40  миллионов (!) деревьев, за сохранностью которых бдительно следят дежурные РДС, спутники, видеокамеры, аппаратнопрограммный комплекс «Лесохранитель» и лесничие, которые (как известно из условий конкурса «Лесник года») умеют на скорость потушить пожар, посадить дерево, сделать скворечник и вытесать деляночный столб.

С Днем лесника, уважаемые хранители!


 


Был ли вам полезен данный материал?


«Большой брат» лесника

Вопрос номера:
Из чего будут сделаны
«умные города»?

Герой номера:
Алексей Ананьев,
ответственный секретарь Межведомственной комиссии по внедрению АПК «Безопасный город»

Продукт номера:
Автоматические системы
управления зданиями

RUБЕЖ в vk RUБЕЖ на dzen RUБЕЖ на youtube RUБЕЖ в telegram+ RUБЕЖ-RSS

Контакты

Адрес: 121471, г. Москва, Фрунзенская набережная, д. 50, пом. IIIа, комн.1

Тел./ф.: +7 (495) 539-30-20

Время работы: 9:00-18:00, понедельник - пятница

E-mail: info@ru-bezh.ru


Для рекламодателей

E-mail: reklama@ru-bezh.ru

тел.: +7 (495) 539-30-20 (доб. 103)

total time: 0.2690 s
queries: 140 (0.0223 s)
memory: 2 048 kb
source: database
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение.