/ / / Обзор технологий профайлинга

Обзор технологий профайлинга

17 октября 2017, 14:14    380


Иван Бируля

Иван Бируля

Директор по безопасности компании «СёрчИнформ», эксперт-профайлер

Профайлинг быстро проникает в современную жизнь. Например, нас анализируют, когда заходим в социальную сеть или обращаемся в банк за кредитом. У каждой структуры для этого своя цель: одни хотят персонализировать рекламу, а другие – убедиться, что вернем деньги. С помощью профайлинга все чаще продают товары, но при этом в целях защиты технологию используют единицы критически важных объектов государства. На первый взгляд, противоречиво, но этому есть объяснение.

 

Практики применения

Изначально профилировать людей начали с целью повышения безопасности в Израиле. На волне терроризма 60-70-х полиция стала работать на упреждение и выявлять потенциально опасных людей среди пассажиров авиарейсов. Национальному авиаперевозчику «Эль Аль» и их узловому аэропорту имени Бе́н-Гурио́на это удается до сих пор – оба считаются самыми безопасными в мире. Но, увы, их опыт не имеет к нам отношения.

В России не отработаны методики профайлинга для объектов критически важной инфраструктуры. Перенять чужой опыт мы не можем, потому что сфера закрытая, а собственные попытки упираются в сложности. Так, для разработки специфичных технологий профайлинга нужны инвестиции в исследования, обучение персонала для идентификации угроз на уровне «человек-человек» и внедрение специального ПО для автоматизации. Попытки были: например, профайлинг внедряли в работу служб безопасности Домодедово. Но, на мой взгляд, этот опыт доказал неподготовленность системы и необходимость совершенствовать методики.

Хотя тут еще стоит учитывать, что российская школа профайлинга молодая. Некоторые заявляют, что ей 15 лет, но я считаю, что в пике развития – последние 3-4 года. Чтобы профайлинг стал частью систем безопасности на объектах критически важной инфраструктуры, нужно время. А пока нетестовую психодиагностику применяют в других сферах – с меньшей ценой ошибки и лучшими условиями для работы профайлеров. Так, экспертов привлекают для расследования преступлений и инцидентов внутри компаний, а также для участия в важных переговорах накануне принятия серьезных бизнес-решений.

Профайлинг стал очень востребованным в HR: с его помощью контролируют наём сотрудников, работают с психологическим климатом и эффективностью персонала. Профайлеры участвуют в проведении нейромаркетинговых исследований потребительского рынка, сегментации целевой аудитории и создании новых товаров и рекламных кампаний. В отдельное направление уже выделился банковский профайлинг. Здесь эксперты профилируют потенциальных и текущих клиентов, чтобы снизить возможные риски при совершении сделок и снизить количество передачи долгов коллекторам. И это далеко не все сферы применения психодиагностики.

 

Российский и зарубежный опыт профайлинга

Технологии профайлинга активно развивают три страны: Россия, США и Израиль. И везде есть своя специфика.

Израильская школа по понятным причинам сосредоточена на антитерроре. Она очень закрыта, и это с одной стороны плюс: потенциальные террористы не знают, что им нужно обходить. С другой – минус: замкнутость ограничивает развитие методик, поскольку сообщество профайлеров остается в стороне.

Американский подход, основанный на трудах Пола Экмана, слишком процедурен. Западные коллеги следуют четким инструкциям – и иногда это вредит. Например, есть опросная методика Натана Гордона, который эмпирическим путем вывел ряд вопросов для испытуемых и математическую модель оценки ответов. Зная ее, подготовленные люди вполне могут обвести профайлера вокруг пальца. При этом, что странно, результаты опроса по методу Гордона принимаются в суде некоторых штатов.

Наша школа профайлинга, на мой взгляд, одна из лучших в мире, поскольку предполагает комплексный подход. Большинство методик строится на трудах Владимира Коровина, одного из основателей школы полиграфологов в РФ. Его модель опросной беседы с нейтральными, проверочными и жертвенными вопросами лежит в основе и дополняется экспертами по-разному. Но почти всегда используется прием подстройки к человеку и, насколько я знаю, это только российская практика. Наш подход – это действия «на мягких лапах»: сначала устанавливаешь доверительные отношения – и только потом приступаешь к опросу. По моему опыту подготовительный этап занимает от 15 до 40 минут. Кроме того, российские профайлеры всегда работают с тем, что есть: мы не ограничиваемся «чтением» лица, но анализируем все, включая пантомимику и речевые интонации.

 

Профайлинг в компании и в толпе

Чем больше возможностей у профайлера, тем точнее его экспертная оценка. В этом смысле работа в компании гораздо эффективнее, ведь специалист может лично контактировать с человеком, направлять беседу в нужную сторону.

Приведу в пример свою практику. Когда по результатам опросной беседы мое заключение было неоднозначным, я привлекал другого специалиста. Он просматривал видеозаписи, делал независимые выводы, и только после этого мы обсуждали их и приходили к общему мнению. В других случаях мы сразу работали вместе и играли разные роли при опросе одних и тех же сотрудников, что также повышало уровень валидности. Так, я могу ответственно заявлять, что эффективность профайлинга на месте расследования может давать практически 100%-й результат, если созданы все необходимые условия.

В противовес – работа в толпе: на вокзалах и в метро, на площадях и в торговых центрах. Зачастую в такой ситуации у профайлера нет даже возможности лично контактировать с человеком, не говоря о прочих условиях. Поэтому здесь работают принципиально иные подходы. В частности, выявление базовых эмоций, подозрительных в данном контексте. Например, на фестиваль приходит человек, который очень сильно чего-то боится. Службе безопасности целесообразно обратить на него пристальное внимание, потому что страх и волнение могут говорить о плохих намерениях. Я знаю, что сотрудники МВД и других российских структур проходили некоторую подготовку. Разумеется, информация об этом закрыта. И хотя я уверен, что определенный эффект есть, нужно понимать, что он напрямую зависит от постановки навыка: одной теории недостаточно, навыков выявления только ярких базовых эмоций – страха или гнева – тоже мало.

Чтобы профайлинг в местах массового скопления людей был эффективным, нужно как минимум системно совершенствовать навыки специалистов по безопасности, как максимум – выделять средства и проводить исследования с привлечением сильных профайлеров, чтобы разрабатывать собственные методики профилирования в толпе.

 

ИТ-инструменты профайлера: сегодня и завтра

Компании стремятся автоматизировать профайлинг: поручить машине сбор информации о человеке и, хотя бы частично, – анализ. С одной стороны, это может незначительно снизить валидность результатов, ведь программа не может анализировать так тонко, как это делает человек. С другой стороны, «цифровизация» сведет к минимуму количество ошибок. Ведь каким бы опытным ни был профайлер, его мнение может быть субъективным.

Переход профайлинга в ИТ имеет большие перспективы, но пока единого комплексного инструмента не существует. Сложность в том, что для решения многих задач профайлинг пока задействует тестовые диагностики, то есть объект профилирования отвечает на ряд вопросов. А ИТ-решения должны основываться на нетестовых методиках. Хотя кое-какие предложения на рынке уже есть. Например, Microsoft Azure распознает эмоции и голос, с чем еще лучше справляется когнитивная система IBM Watson. Программное обеспечение Noldus проводит поведенческие исследования, а FaceReader добился успехов по части оценки лица. Подобные технологии используют многие корпорации и внедрять их начали даже на федеральном уровне. Например, в Москве к системе распознавания лиц подключили больше 160 тыс. камер видеонаблюдения. Эффект, безусловно, будет, ведь технологии работают с достаточно высокой долей валидности. Но проблема в стерильности условий: каждая разработка диктует свои требования, например, камера должна находиться на определенном расстоянии, снимать с нужного ракурса и быть заданного разрешения, лицо человека должно занимать определенную площадь фиксируемого пространства. Если какие-то условия не выполнены, инструмент не дает результат.

Исследования в области автоматизации профайлинга сегодня имеют разный вектор. Активно развивается профилирование по данным из соцсетей, продолжается совершенствование анализа речи и видеоряда. Мы с командой «СёрчИнформ» работаем в уникальном направлении – профилирование на основе оценки текста. Модуль будет работать в составе DLP-системы «КИБ СёрчИнформ» и составлять психологический портрет пользователя на основе анализа созданного им текста (сообщения в мессенджерах, электронные письма, комментарии в интернете и другое). Система анализирует структуру текста и сущности в нем, смысловую окраску, а также проводит психолингвистический анализ. В результате определяются базовые и актуальные ценности человека, криминальные тенденции и наклонности, уровень конфликтности, риски и многое другое. Эффективность этой технологии, как и любой другой, не достигнет 100%, но усовершенствовать методики до 90-95% абсолютно реально. 


Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы написать комментарий


    RUБЕЖ в facebook RUБЕЖ в vk RUБЕЖ в twitter RUБЕЖ на youtube RUБЕЖ в google+ RUБЕЖ в instagram RUБЕЖ-RSS

    Контакты

    Адрес: 121471, г. Москва, Фрунзенская набережная, д. 50, пом. IIIа, комн.1

    Тел./ф.: +7 (495) 539-30-15, +7 (495) 539-30-20

    Время работы: 9:00-18:00, понедельник - пятница

    E-mail: info@ru-bezh.ru

    E-mail: help@ru-bezh.ru - по техническим вопросам

    Для рекламодателей

    E-mail: reklama@ru-bezh.ru

    тел.: +7 (495) 539-30-20 (доб. 105)

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение.