/

Дмитрий Гуртов. Наша задача - устранить цифровое неравенство

Дмитрий Гуртов. Наша задача - устранить цифровое неравенство

Дмитрий Гуртов

Директор продуктового офиса «Умный город» ПАО «Ростелеком»

Дмитрий Гуртов. Наша задача - устранить цифровое неравенство

22 мая 2019, 12:32    419

Форум Минстроя «Умный город. Инструкция по применению» прошел 14-15 марта в Калугеи стал точкой принятия решения. Презентована концепция развития направления SmartCity, подтвержден механизм финансовой поддержки со стороны государства. Теперь дело – за реализацией. О перспективах smart-концепции и ее отличиях от предыдущей стратегии «Безопасных городов» журналу RUБЕЖ рассказал бессменный участник проектов по развитию территорий – Дмитрий Гуртов, директор продуктового офиса «Умный город» ПАО «Ростелеком».

Беседовал: Дмитрий Воронин

RUБЕЖ: Мой первый вопрос – про переход от «Безопасного горда» к Умному.  Как поменял свой функционал «Ростелеком» в этой связи? И насколько накопленный компаниейопыт в реализации АПК «Безопасный город» применим с пользой для SmartCity

Дмитрий Гуртов: Наша компания еще 10 лет назад начала заниматься прикладными проектами отраслевой автоматизации. Начинали с электронных сервисов для населения – госуслуги, медицина, образование, позже –  безопасность транспорта и территорий. Поэтому некорректно говорить, что мы только сейчас переключаем внимание на «Умные города». Цифровая повестка нам хорошо знакома достаточно давно, и мы продолжаем с ней работать.

RU: В «Безопасном городе» было важно, что «Ростелеком»в городах присутствия уже владеет инфраструктурой связи, и следующая задача – насытить ее данными, подключить новые сервисы. Вот сейчас, в связи с «Умными городами», как видит свою миссию и свои возможности компания? 

ДГ: Ну смотрите, действительно, с такой точки зрения меняется не многое. Если мы не построим цифровую инфраструктуру, если не создадим широкую сеть устройств передачи данных, то умного управления через технологии не получится.

Государство сейчас решает задачи, связанные с подключением к инфраструктуре передачи данных различных социально значимых учреждений, например, школ, больниц, сельских населенных пунктов. Наша компания активно участвует в решении задачи устранения цифрового неравенства. «Ростелеком» назначен единым поставщиком услуги сопутствующих сервисов. Мы действуем в рамках своей стратегии, строим, по сути, государственное облако, систему дата-центров, создаем единую цифровую инфраструктуру.

Безусловно, задача развернуть в городе цифровую инфраструктуру передачи данных и доступа к цифровым сервисам весьма капиталоемкая. Начиная от создания сети взаимодействия устройств (IoT), например, на базе проколов LPOne. Еще затратней будет оснастить город системой видеонаблюдения и устройств-источников информации, полностью охватывающих объекты городской среды, как показывает опыт того же Китая. Но время подобных технологий и решений наступило, отрицать это бессмысленно.

Разница с «Безопасным городом» — в масштабе возможностей. Сегодня мы решаем комплексные городские задачи, связанные не только с безопасностью. В рамках «Умного города» мы, например, строим систему городского видеонаблюдения для мест массового скопления людей. Мы создаем ядро. Город вполне может организовать на базе этого решения подключение других источников информации, независимо от их принадлежности, и обеспечить доступ к этой информации разным потребителям.

Многие регионы сейчас по этому пути идут. И Москва – хороший, яркий пример. Как и Санкт-Петербург, и Тюмень. Они очень классно реализуют такие проекты, создают сеть уличного видеонаблюдения и начинают ее использовать для самых разных нужд за счет того, что все данные агрегируют у себя в городских ЦОДах.В данном случае они выступают с позиции города и имеют все возможности обеспечить кроссотраслевое использование этой информации.

RU: Вот интересно. Вы упомянули кроссотраслевое взаимодействие. С этим краеугольным камнем – тогда это было «межведомственное взаимодействие» - так и не смогли справиться строители «Безопасного города». Что поменялось в подходах и принципах реализации SmartCity?

ДГ:В «Умном городе» центр принятия решений смещен с безопасности на комплексное управление. Все решения принимает городская администрация. Принимает на основе актуальных данных о жизни города. Поэтому важно, чтобы все службы еще на этапе подключения к системе smartcity подтверждали свою готовность поставлять в общую муниципальную систему BigData.

RU: Как выглядит сценарий запуска проектов в формате «Умный город» в исполнении «Ростелекома»?

ДГ: Сегодня у нас наработан, по сути, алгоритм, для старта «Умного города» в отдельно взятом городе/регионе. Своего рода дорожная карта. Нужен «Умный город»? Не вопрос. Давайте определим участников проекта: какие местные компании готовы? Вузы? Бизнес?

С местными компаниями организуется работа по определению роли и формата участия в пилотных проектах и зонах. Производители развертывают решения в этих зонах, и организуется тестовое использование систем. Если жители, мэрия и местный бизнес подтвердят, что решение качественно работает – отлично, далее обсуждаем, как проект масштабировать, снабдить ресурсами, найти правильные источники финансирования, подобрать правильную бизнес-модель.

RU: Как компания интегрирует свои компетенции в базу знаний Минстроя? Не возникает ли конфликта статусов федерального центра и интегратора «с земли»? 

ДГ: Нет. У Минстроя очень четкая позиция: города с опытом успешной реализации приглашены официально делиться наработками через банк умных решений. То же касается и вендоров. Сейчас в банке представлена довольно широкая палитра решений, проектов.

Понятно, что на местах очень немного компетенций, чтобы правильно структурировать усилия и действия. Но в этом и есть наше конкурентное преимущество. У нас большой опыт, мы очень хорошо понимаем инвестиционную часть таких проектов и помогаем городам внедрять у себя уже доказавшие свою успешность кейсы.

RU: Как «Ростелеком» доносит свой опыт внедрений до территорий? Есть какой-то план мероприятий, roadshow?

ДГ: Де факто наша компания представлена по всей стране, есть подразделения в каждом субъекте РФ, наши люди есть везде. И мы исторически находимся в очень тесном взаимодействии с региональными администрациями и правительствами. Наша репутация как надежного партнера для власти и бизнеса, доказана историей реализации проектов любого масштаба и сложности. Мы никогда не бросаем партнеров, вместе вытаскиваем самые сложные проекты и ситуации по ним. Нам доверяют.

RU: В таком случае, логично ждать появления корпоративного кейсбука по «Умным городам» от «Ростелекома»?

ДГ: Мы на самом деле идем на пути формирования библиотеки своих бизнес-кейсов. Первые из них вы можете увидеть здесь (на форуме в Калуге – прим. ред). Мы в этой логике наверняка будем развиваться дальше. Но прямое человеческое общение никто не заменит, никакой кейс-бук. Прочитанное нужно с кем-то обсуждать.

RU: Минстрой в «Умных городах» – в отличие от МЧС в АПК «Безопасном городе» -делает ставку на инвестиционные модели. Даже Банк умных решений предполагает некую экономическую эффективность этих решений для городского хозяйства. У «Ростелекома» есть своя школа компетенций в оптимизации и возврате затрат на внедрение smart-решений?

ДГ: Конечно, есть. Я считаю, что главное конкурентное преимущество сегодня – это именно отработанные на практике бизнес-модели. Мы постоянно увеличиваем свои собственные компетенции в сфере умных технических решений и построения единой цифровой инфраструктуры. У нас есть портфолио и опыт решения конкретных отраслевых задач по самым разным моделям. Например, мы одними из первых реализовали пул проектов в сфере государственно-частного партнерства (ГЧП), увязав реальность с законодательными нюансами.

ГЧП – это фактически работа на «длинных деньгах». И мы это умеем. Активно делимся опытом с муниципалитетами и регионами, с которыми работаем. Свою базу знаний мы подаем именно как банк бизнес-моделей. Важны не технические решения, а их применение с точки зрения экономической целесообразности.

RU: В «Безопасном городе» интеграторы бились за статус разработчика единой аппаратно-программной платформы. В «Умном городе» такой платформы не будет?

ДГ:  Выскажу свою точку зрения. Нужно осторожно оперировать таким понятием, как универсальная для всех городов «единая платформа». Нигде в мире не доказано, что один умный город тождественно равен другому. Ведущие мировые вендоры шли по пути формирования платформенных решений для умных городов через реализацию отдельных прикладных проектов с обилием локальных интеграций с существующими и вновь внедряемыми системами, предлагая в качестве связующего звена собственные технологические наработки. И это разумно.

В каждом городе существует огромное количество уже реализованных ранее решений и систем. Их все нужно как-то объединять – с учетом нюансов в социально-экономическом развитии, приоритетов и потребностей жителей и администрации. Именно под эти потребности каждый город собирает свой аппаратно-программный комплекс, определяет, какие технические средства для этого использовать.

Да, приходя в регион, мы рекомендуем местным властям при планировании развития территории закладывать какую-то одну систему и через нее реализовывать общую стратегию управления. Но в реальности такого почти нигде не встретишь. Везде своя транспортная платформа, своя энергетическая платформа, другие отраслевые решения. И понятно, что никто даже не говорит о том, чтобы все это отключить. Нужно работать с тем, что имеем, обеспечить информационное взаимодействие, через стеки протоколов решить вопрос создания единой инфраструктуры.

RU: «Умный город» лишен ограничений по монетизации, с которыми столкнулся АПК «Безопасный город». Тем не менее, на Ваш взгляд, могут ли быть применимы инвестиционные, окупаемые модели в сфере безопасности?

ДГ: Косвенно, да, наверное, и проекты «Безопасного города» могут быть самоокупаемы. С другой стороны, видеть в них источник серьезного пополнения бюджета нельзя, все-таки цель другая.

Я вижу решение в том, чтобы расширять сферы применения таких решений и потенциальных потребителей. Яркий пример – видеонаблюдение. Да, затратно. Но и открывает путь к очень многим сервисам, которые нужны службам города. Смотрим за не только за безопасностью, но и за качеством уборки территории, за корректностью размещения рекламных конструкций, за ходом строительства объектов и т.п. Это вопрос к городским службам как эффективно задействовать тяжелую инфраструктуры, которая создана в города для решения самых разных задач.

RU: Как, на Ваш взгляд, глобально выглядит экономическая модель«Умных городов» для России? Сколько там есть денег, какова, если можно так сказать, емкость рынка? Какую часть затрат реально могут покрыть частные инвестиции, а какую – бюджет?

ДГ: Есть экспертные статьи и расчеты, сколько стоит построить «Безопасный город». Важно понимать, что большинство наших регионов имеют дефицитные бюджеты. «Умный город» – это в принципе переход на другую парадигму управления территорией, путь инновационного развития, это такой непрекращающийся процесс, в хорошем смысле слова.

В построении «Умных городов» важно уметь учитывать и консолидировать все источники, в виде единого комплекса мероприятий и источников финансирования. Органы местного самоуправления просто обязаны уметь все это видеть, понимать, получать и комбинировать все федеральные, региональные, муниципальные, а также внебюджетные ресурсы.

Необходимо обеспечить консолидацию всех возможных видов источников ресурсов. Цифровое здравоохранение, цифровое образование, умный транспорт, цифровая экономика– все сегменты сходятся в одной точке – в городе, где живет человек. Но в рамках каждого из них есть свои правила поддержки и выделения средств: где-то гранты, где-то субсидии, целевое финансирование.

RU: Представим, что в распоряжении муниципалитета есть большое количество проектов, которые имеют под собой схему монетизации, напрямую или косвенно. Что нужно «Ростелекому» для того, чтобы их запустить?

ДГ: Мы понимаем, что сложные проекты могут быть успешными тогда, когда вы выступаете в качестве партнеров, а не в плоскости «заказчик-исполнитель». Брать на себя не только выгоды-требования, но и риски, занять открытую позицию и заниматься поиском решений, а не отговорок.

Кроме того, есть множество сервисов, которые полезны для города, и никак не связаны с городским или региональным бюджетом. Их бизнес-модель построена на качественной организации взаимодействия с жителями, организациями и бизнесом. Так устроена добрая половина сервисов, например, ЖКХ. Для власти – это отличный повод сыграть роль центра притяжения, качественно организовать взаимодействие между жителями, управляющей компанией и подрядчиками.

RU: Требует ли «Умный город»как управленческий институт какого-то нового профессионального состава руководителей на местах – муниципалитетах, регионах?

ДГ: Даже сегодня, при подписании трехсторонних соглашений с пилотными городами, очень многие кураторы от регионов говорили: «Мы хорошо понимаем, что пилотные проекты потребуют нового понимания и нового мировоззрения». «Умный город»меняет людей, управленцев, в первую очередь. На старых моделях менеджмента, со старым мышлением ничего не получится.

RU: Если для бизнеса существует MBA, как некий стандарт профессиональной подготовки, то что может быть таким стандартом для «Умных городов»? Куда пойти учиться будущим сити-менеджерам?

ДГ: Мое личное мнение –главной будет компетенция работы с данными.Как пример, Datascientist. Допустим, ряд предприятий (как пример – градообразующие) борются за жителей города, за удержание сотрудников, им очень важно, чтобы не было оттока населения. И если город понимает, что есть заинтересованность в удержании на месте жителей, и в руководстве администрации есть менеджеры, которые готовы делать гораздо больше, чем их базовые должностные обязанности, кстати, таких, как мы выяснили за годы работы, по-настоящему много… Так вот, такие люди начинают искать возможности улучшить жизнь горожан. И находят. И тогда соседние города должны вступать в конкуренцию за людей. И мы получаем новых лидеров городов. Именно лидеров, даже не управленцев. Лидер, который умеет замотивировать всю команду, чтобы она за ним пошла и включилась в процессы изменений. Те, кто сейчас уже собирает такие команды, готовые к изменениям– вот таким городам мы должны помогать, развивать их опыт.

RU: Вопрос, когда можно будет увидеть первые ощутимые результаты от внедрения «Умных городов»?

ДГ: Ну послушайте, они есть давным-давно.

RU: Москва если только. А еще?

ДГ: Москва — это отдельное регулирование и несравнимое бюджетное финансирование, и команды какие! Все кадры уезжают из регионов в Москву, поэтому безусловно она – лидер. Но и в других городах есть, чем отчитаться. Та же Сатка в Челябинской области, Березники в Пермском крае.

Сатка, небольшой город с населением 40 тысяч человек. Объединение проекта «Комфортная городская среда» с «Умным городом» дает серьезные сдвиги, прежде всего, в плане повышения качества жизни горожан и доверия к власти. Глава муниципального образования каждый день приходит на работу и смотрит с использованием современных цифровых умных сервисов, какие у города проблемы, о чем люди беспокоятся. При выборе решений, например, где строить тот или иной социальный объект, администрация смотрит на данные.

И еще раз, Сатка – это вот настоящий провинциальный город, со скромным бюджетом и всем прочим. А сколько уже сделано за первый год! Кто хочет, тот работает.

RU: Насколько развитие «Умных городов» допускает воплощение апокалиптичных страхов на тему вышедшего из-под контроля искусственного интеллекта? Не станет ли SmartCity той самой SkyNet

ДГ: Нет, все тривиальнее. Если выпал снег, то его нужно убирать и контролировать качество работ. Если есть свободный участок земли, то нужно обоснованно решить, что на нем строить – школу или торговый центр. Для этого используются цифровые сервисы и анализ данных из различных источников.

У нас нет в настоящее время желания отдавать на откуп технологиям процесс принятия решений об управлении силами, средствами, процессами. Это еще предстоит разрабатывать и внедрять, точно не ближайшая перспектива. Возможно, когда-нибудь «Умные города» придут к такой модели, ведь они должны стать адаптивными к изменениям среды и быстрому развитию технологий.

RU: По данным немецкого онлайн-портала статистики Statista, 41% взрослого населения России не имеет смартфонов, 7% (входит в 41) не имеют мобильных телефонов вообще. Смогут ли такие граждане статью частью smart-проектов и общей цифровизации?

ДГ: Не корректно рассматривать этот вопрос только с точки зрения гаджетов. Для каждого человека должно повыситься качество жизни, он должен захотеть остаться жить в «поумневшем» городе. А это делается не только предоставлением цифровых сервисов! Важно, чтобы дорогу для пешеходов положили там, где он ходит, а не там, где запроектировали– а это уже смарт-решение, которое власть должна принять на основе анализа данных. Да и чиновников интересует обратная связь жителей, в том числе эмоциональная. Их хвалят или ругают за то, как убрана территория? Результат цифровизации городского хозяйства и управления будет виден и без гаджетов. Качество жизни людей – это важнейшая задача и ключевой показатель «Умного города».

Вы должны авторизоваться, чтобы написать комментарий


    Yandex.Дзен

    Подписывайтесь на канал ru-bezh.ru
    в Яндекс.Дзен


    RUБЕЖ в facebook RUБЕЖ в vk RUБЕЖ в twitter RUБЕЖ на youtube RUБЕЖ в google+ RUБЕЖ в instagram RUБЕЖ-RSS

    Контакты

    Адрес: 121471, г. Москва, Фрунзенская набережная, д. 50, пом. IIIа, комн.1

    Тел./ф.: +7 (495) 539-30-15, +7 (495) 539-30-20

    Время работы:

    E-mail: info@ru-bezh.ru

    E-mail: help@ru-bezh.ru - по техническим вопросам

    Для рекламодателей

    E-mail: reklama@ru-bezh.ru

    тел.: +7 (495) 539-30-20 (доб. 105)

    total time: 1,2034 s
    queries: 230 (0,3174 s)
    memory: 6 144 kb
    source: cache
    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение.