/

Алексей Чукарин. Блокчейн, смарт-контракты, концессии и «столичная крипта»

Алексей Чукарин. Блокчейн, смарт-контракты, концессии и «столичная крипта»

Алексей Чукарин

заместитель руководителя департамента информационных технологий (ДИТ) города Москвы

Алексей Чукарин. Блокчейн, смарт-контракты, концессии и «столичная крипта»

01 августа 2018, 13:13    680

С какими технологическим багажом Москва встречает реализацию «Умного города»

Постоянный эксперт журнала RUБЕЖ по теме умных городов – Алексей Чукарин сменил в марте 2018 должность директора ГБУ «Инфогород» на пост заместителя руководителя департамента информационных технологий (ДИТ) города Москвы. В новой должности он курирует разработку государственной программы, которая придет на смену программе «Информационный город». В ведение нового заместителя главы ДИТа отошла и лаборатория умного города (SmartCityLab) - научно-исследовательское и опытно-конструкторское подразделение ведомства. Об ощущениях от новой работы и планах по превращению Москвы в «Умный город» Чукарин рассказал в интервью. 

Беседовал: Дмитрий Воронин

 

- Итак, когда мы с вами беседовали в прошлый раз (интервью с Алексеем Чукаринымо перспективах развития «Умных городов» опубликовано в номере 4(18) за 2016 год – прим. Ред), мы говорили об «умных городах», как о некой перспективе. На тот момент в Москве реализовывалась программа «Информационный город». В 2018 году, я так понимаю, этот проект будет закончен. Как можно оценить его результаты и какие основные достижения, которыми можно и гордиться?

- «Информационный город» – это вторая региональная программа, которая последовательно реализуется в Москве. Первый проект назывался «Электронная Москва». Обе программы определены федеральными инициативами – «Электронная Россия»(в конце 2000х)и программа «Информационное общество» (в десятых годах). А у нас «Информационный город».

«Электронная Москва» решила базовые задачи –по сути обеспечить компьютерами учреждения, поликлиники, школы, чтобы актуальный времени инструмент производства был у всех на рабочем столе.  Главной задачей было построить«сетку», подключить к ней компьютер и принтер. Эта задача в рамках первой программы была успешно решена.

Вторая программа – «Информационный город» в основном была нацелена на автоматизацию существующих процессов. Причем автоматизация как за счет средств города, так и в рамках государственно-частного партнерства, мы стали использовать эту модель в числе первых.

В принципе программа, которая была рассчитана до конца 2018 года, подошла к своему логическому завершению. У нас автоматизированы сотни услуг, они предоставляются в электронной форме, в городе работают 160 с лишним тысяч камер видеонаблюдения, сотни информационных систем, у наших порталов миллионы пользователей.Все чиновники, все сотрудники подведомственных учреждений подключены к системе электронного документооборота, защищенной корпоративной электронной почте.

 

Среди цифр расходов на «Информационный город» звучала цифра в 450 млрд рублей. Это реалистичные данные?

- В целом да. Только здесь надо понимать, что за источники. Например, если взять 2017 год, то государственных денег было 47 млрд, объем частных денег был больше 26 млрд рублей.

 

- А сколько тогда город реально своих потратил в этом объеме?

- Городских денег именно на информатизацию было потрачено порядка 200-220 млрд рублей.

 

- То, что вложили инвесторы они «отбили» эти деньги?

- Инвесторы вкладывают длинные деньги, в основном это инфраструктура, которая окупается не только за срок жизни программы. Например, на оптоволоконной инфраструктуре, которая проложена операторами для передачи картинки с камер видеонаблюдения в наш центр хранения, можно оказывать услуги и жителям.В целом инвестиционные планы компаний рассчитаны на 7-10 летнюю перспективу от точки старта. То есть то, что вкладывалось в 2015 году, должно окупиться к 2023 году.

 

- Помимо инфраструктуры связи, с какими проектами работает ДИТ в рамках «Информационного города»?

- Мы достаточно активно сотрудничаем с рынком -интернет-компаниями, банками, операторами. Как пример, есть сервис «Активный гражданин». В рамках пользования сервисом предусмотрены разные системы вознаграждений. И сейчас мы тестируем кейсы, когда можно будет получать баллы не только в московских государственных структурах, но и нарынке.

Кроме того, у нас выпущено специальное Постановление Правительства Москвы - коммерческие компании, которые добросовестно оказывают услуги, востребованные значительной частью горожан, имеют возможность встроить свои услуги в единый портал города – mos.ru.

В обратную сторону это такжеработает, мы встраиваем муниципальные услуги в проверенные коммерческие каналы дистрибуции. Например, есть у нас ЕМИАС - единая медицинская информационно-аналитическая система. Ее APIпозволяет записываться в поликлинику и на сторонних ресурсах вне городского контура. Нам кажется логичным присутствовать во всех витринах, которыми уже пользуются москвичи – например, в мобильных приложениях банков. Нет самоцели затащить только на свои ресурсы. Главное, чтобы сервисом пользовались и это было удобно.

 

- На ваш взгляд, в чем главное преимущество государственно-частного партнерства для города как заказчика?

- В момент запуска программы «Информационный город» мы уже отчетливо понимали, что «Электронная Москва» обошлась городскому бюджету очень дорого. Конечно, все организации получили запланированную инфраструктуру. Но содержание всего этого хозяйства стало поедать огромные ресурсы. Потому что, если содержать один компьютер или одну видеокамеру стоит, условно говоря, 100 руб., и таких камер 1000, это уже не 100 руб., а 100 000.

Возник вопрос вообще о целесообразности дальнейшего владения городской инфраструктурой самостоятельно. Мы подумали и запустили сервисную модель предоставления, по сути, всех информационных услуг. Как пример – связь. Мы не стали строить и развивать свои сети, развивать собственного оператора, которого тоже пришлось бы содержать.Мы работаем с операторами, онистроят свою сеть там, где планировали, а на этих сетях мы покупаем те услуги, которые нужны городу. В любой момент можем подключить или отключить услугу, добавить скорости. Оплата происходит только по факту оказания услуги, SLAочень жесткий по простоям – это очень стимулирует подрядчиков оказывать нормальный сервис. Сервисная модель очень хорошо решает проблему с муляжами.

 

- В чем выгода операторов в работе по модели ГЧП с городом?

- ДИТ - крупный заказчик.Операторы получают возможность на 3-хи 5-летних сервисных контрактах обезопасить свои инвестиции, развиваться, не брать долгие деньги у банков под очень большие проценты, и снижать конечнуюстоимостьдля потребителей. В рамках этой сервисной модели выиграли все. Операторы получили доступ к городским ресурсам, в том числе финансовым и административным, мы получили выгоду, продукт и экономию ресурсов.

 

- Какой экономический эффект дает ГЧП для населения территорий на примере Москвы?

- Жители города получили возможность остаться на прежних тарифах сотовой связи. Операторы, работающие в московском регионе – у некоторых их них до половины базовых станций размещается на городских объектах - не поднимали цену уже достаточно давно, и даже наоборот регулярно снижали. Это большое достижение, которое доказывает правильность ГЧП.

- Насколько забюрократизирована процедура работы по схеме государственно-частного партнерства в Москве?

- В Москве операторы ставят базовую станцию за неделю – две. Это в разы быстрее прописанных в регламентах сроков. Сейчас ведем переговоры с целым рядом операторов о том, как мы правильно будем выстраивать вместе с ними телекоммуникационную инфраструктуру совместного владения. Кто будет строить канализацию, кто будет платить, как потом на недискриминационных условиях можно будет пользоваться услугами любого оператора для предоставления услуг связи и т.д.

 

- Московская схема ГЧП чем-то отличается от типовой?

- Мы трактуем ГЧПнемного шире, чем в проекте федерального закона. Мы не говорим об инвестиционной составляющей, как единственном критерии. Жители должны получать максимальную пользу от пользования цифровыми услугами. Соответственно, сервисные модели –базовый кейс. Помимо неё для операторов есть и другие варианты.

Например, есть так называемые опоры двойного назначения –освещение плюс связь. Эти опоры позволили операторам радикально улучшить качество покрытия. Собственноблагодаря этому в городе появилсячетвертый мобильный операторТеле2, чьи вышки расположены на этих опорах. Без копейки государственных вложений. Москва – единственный мегаполис в мире, где работают и конкурируют за абонентов сразу четыре высокочастотных оператора сотовой связи. Роль ДИТ -  оказывать всемерное административное содействие, чтобы наши операторы имели возможность размещать свое оборудование на опорах«двойного назначения» в городе.

 

- Дайте лайфхак для других городов. Как запустить у себя ГЧП-проекты?

- Самое главное для ГЧП – соблюдение требований федерального законодательства в части открытости процедуры.  Существующих норм и правил того же 44-ФЗ«О Закупках» более чем достаточно.

Когда мы привлекали инвестиционное финансирование в один из городских проектов, проводили конкурс по 44-ФЗ, объявляли условия конкурса и выбирали того поставщика, который предложит наименьший процент за предоставление финансирования и при этом наибольший объем этого финансирования на достаточно длительный срок. Это был денежный инвестиционный контракт – внешние участники вкладывались в государственный объект. Опыт эксклюзивный, я не знаю даже, кто еще из регионов такое реализовывает.

 

 - Как ДИТ работает с данными?

- Если говорить про ту часть, которая видна со стороны, существует ресурс data.mos.ru. На нем в зависимости от времени года, в зависимости от семантики событий, которые в городе происходят, в топе может находиться до 500 различных наборов данных. Туда сведены часы работы и приемы всех государственных учреждений, имена руководителей, кто за какие вопросы отвечает – и это по всем школам, поликлиникам, учреждениям культурам, там все филиалы ГБУ «Жилищник». Много данных по местоположению общественных объектов.

 

- И кто может получить доступ к этим данным?

- Это набор открытых данных. Любой разработчикможет для своего разрабатываемого мобильного приложения взять эти данные, чем Яндекс, Mail.ru, 2Гис очень активно занимаются – например, обогащают нашими данными свои карты и навигацию.

Есть и много мелких команд по разработке, которые делают какие-то свои приложения и дальше выкладывают в AppStore, GooglePlay и т.д. Около 50 разработчиков регулярно пользуются этими открытыми данными.

 

- Для работы с такими объемами данных необходимы распределенные реестры. Можно ли говорить о каком-нибудь прототипе блокчейн для проектов ДИТ?

- Москва первой из крупных городов реализовала блокчейн для голосования в «Активном гражданине». Была реализована система двухконтурной аутентификации и хранения голосов и результатов всех голосований как раз с помощью блокчейна. И голос любого гражданина, если он проголосовал в «Активном гражданине» - в мобильном приложении, на сайте – неважно где, хранится в распределенном реестре. Участник проекта может в любой момент увидеть, как его голос коррелирует с общим голосованием.

Каждому голосовавшему присваиваетсясвоя запись в реестре, все записи суммируются и размещаются в блокчейне так, что в любой момент времени любой технический специалист по реестру может посмотреть количество поданных голосов, без персональных данных. Повторюсь, без персональных данных, но любой проголосовавший за тот или иной вариантможет убедиться, что его голос зачтен правильно, учтен верно и вообще все соответствует тому, как происходило на самом деле.

Идаже теоретически при всем желании его там поменять никто не может. Для этого специально используются внешние ноды (устройства, используемые для хранения записей распределенного реестра – прим. Ред). Любой желающий может по инструкции развернуть такую ноду у себя.

 

- Следом за блокчейном, планирует ли ДИТ использовать смарт-контракты в сфере ЖКХ, например?

- Мы рассматриваем истории смарт-контрактов не столько в ЖКХ, сколько в сфере наших общегородских решений. Например, у нас есть портал поставщиков. Ежегодно там реализуются сотни тысяч оферт, в том числе закупки малого объема – до 100 тысячрублей для всех городских учреждений и для школ до 400 тысяч рублей. Отследить корректность их проведения, оптимальность ценовой политики поставщиков не всегда представляется возможным. Именно здесь область внедрения смарт-контрактов приоритетна. Это технологически полностью готовая смарт-площадка.

Технологии распределенных реестров позволят хранить открытый перечень поставляемых и заказанных товаров, как это делают сейчас в Яндекс.Маркет. В ответ на запрос заказчика, который будет выбирать те позиции, которые ему нужны, из распределенного хранилищаавтоматически будут подтягиваться все поставщики, которые в принципе способны оказать подобную поставку, предоставить услугу или выполнить работу. Это не значит, что все поставщикибудут обязаны это делать, нет, но они точно будут в курсе размещенного запроса.

 

- Насколько смелой вы считаете идею появление в обозримой перспективе внутренней московской криптовалюты?

- Тут можно вполне определенно рассуждать. Уже сейчас используется несколько способов выдачи компенсации жителям при совершении каких-то действий. Например, баллы «Активному гражданину». Чем не криптовалюта? Это не рубль, это некий идентификатор действия. И в обмен на этот балл житель может взять поездку на карту «Тройка», билеты в зоопарк, ну или что-то еще.

Впрочем,до тех пор, пока мы не решим главную проблему с легальностью альтернативного инструмента для расчета, Москва совершенно точно со своей стороны никакой инициативы по криптовалютам не планирует.

В тоже времямы настроены на то, чтобы создавать свою программу лояльности, чтобы каждый жительимел возможность за свои действия получать некую компенсацию.

 

- «Нервная система» для умных городов – сети 5G. Каков опыт Москвы по работе с ними? 

- В рамках подготовки и проведения  ЧМ-2018 по футболу мы уже тестировали нечто подобное. Технология эта не 5G, это 4G+, т.е. частотность «пятьджишная», но оборудование переходное, потому что никто, в отсутствие стандартов, до конца не понимает, как же это все будет выглядеть. Но основные свойства 5G, которые касаются плотности БС и скорости передачи данных, были выполненыв рамках этих тестов, которые проводились на матчах в Москве.

 

- Кто выступает вашими технологическими партнерами по 5G?

- В рамках Петербургского международного экономического форума в конце мая Правительство Москвы подписало соглашение с ПАО «МегаФон» о взаимодействии поразвитию услуг связи и информационно-телекоммуникационных технологий в столице сроком на пять лет с возможностью его продления на аналогичный срок. По условиям соглашения предполагается, что до конца сентября 2019 года в Москве будет развернута пилотная сеть 5G/IMT-2020, а к 2022 году — коммерческая.

При этом должен отметить, что мы тесно сотрудничаем со всей большой четверкой операторов. Москва приносит 40% дохода вообще на всем российском рынке для операторов связи, поэтому они более чем и адекватно, и дружественно готовы сотрудничать, даже друг с другом в наших проектах.

 

- Спутником термина «Умный город» обычно выступает Интернет вещей. Как технология будет развиваться в Москве?

- В ближайшей перспективе мы планируемзапустить пилотный проект на несколько домов, построенных по смарт-стандартам. Дома построены в рамках программы реновации, оснащены датчиками ЖКХ, автоматически контролируется водопотребление, ресурсопотребление, энергопотребление, теплопотребление. При этом срок службы M2Mдатчиков без поверок составляет до 7 и даже до 10 лет.

Второе направление по интернету вещей – системы мониторинга в городе, парковые зоны, направления ветров, загрязнение воздуха, шумы и так далее. Еще одно серьезное направление – это датчики интернета вещей и логика, над ними надстроенная, для управления транспортными потоками, планирования парковок, для контроля безопасности общественного транспорта.

 

- На каком протоколе работает Интернет вещей в Москве? 

- Пока нет единого протокола. Но мы серьёзно раздумываем над тем, чтобы в Москве появился оператор Интернета вещей, который возьмет на себя унификацию и координацию разных IoT-сетей. 

 

- И все же. Какие протоколы IoTчаще используются в мегаполисе?

- У нас достаточно много датчиков работает в LoRaWan, есть отдельные сети на Beacon, тестируется NB-IoT.

 

- А за какими протоколами что закреплено?

- ЖКХ и природопользование – это LoRaWanи NB-IoT, транспорт – это Beacon. Датчики освещения и все что с этим связано это как раз NB-IoT.

По большому счету сейчас все технологии зреют, развиваются. Год назад все ругались на Lora и говорили, что это ерунда, слишком ресурсозатратно. За год же уровень технологической зрелости и стандарта, и устройств, которые ему соответствуют, сильно изменился в лучшую сторону.

С другой стороны, год назад все хвалили NB-IoT,который стоялна месте почти весь год, соответственно, какие-то возможности он упустил. Но будет развиваться – это точно.

 

- Ваши потенциальные технологические партнеры – на что им ориентировать свои устройства, сервисы, с чем им можно будет интегрироваться если они хотят работать с вами, с городом?

- По поручению Мэра Москвы мы с весныготовим проект цифровой стратегии «Умный город» до 2030 года. Интернет вещей в ней – одна из 8 ключевых сквозных технологий, которые мы планируем активно развиватьв городе. Он будет прописан в карточках развития стратегических инициатив.

У нас есть совместный с рынком портал, который мы ведем – ict.moscow.На нем мы достаточно активно обсуждаем нашу стратегию.Надо отдать должное, я удивлен, какой интерес эта площадка вызвала у москвичей. К обсуждению присоединились 20 тыс. экспертов и представителей отраслии несколько сотен контентных комментариев они оставили.Я очень приятно удивлен этому факту. Это вначале даже несколько усложнило всю процедуру агрегации результатов, но зато виден интерес, не какой-то абстрактный, а вполне конкретный.

 

- Для реализации технологичных стратегий наверняка требуются разработчики, реализаторы. Как решаете задачу кадрового дефицита? 

- Не буду лукавить. Дефицит кадров – это наша беда, потому что сейчас все регионы в России ударились в цифровизацию, цифровую экономику, умные города. Спрос на специалистов огромен. Мы свою команду собирали по крупицам последние несколько лет, и я считаю, что в Москве, в ДИТ собрана лучшая команда по информационным технологиям и цифровизации. Но объем задач настолько увеличился и уровень ответственности настолько изменился, что мы испытываем колоссальные трудности с привлечением квалифицированных исполнителей.

 

- Нет каких-то образовательных центров компетенции – ВУЗов, поставляющих специалистов нужного уровня?

- Здесь можно перечислитьвсе ведущие технические ВУЗы – это и Бауманка, и Физтех, и МГУ– его факультеты математический, мехмат, физтех. Плюс лучшие региональные ВУЗы: Санкт-Петербургский Госуниверситет, ИТМО, Новосибирский Технический университет, Томский университет. Преобладают выпускники технологических вузов. Встречается по отдельным направлениям коллеги, которые занимаются экономикой или финансами, или социальными вопросами, но как раз для того, чтобы команда была не сборной выдающихся программистов, а все-таки всесторонне развитым и разнонаправленным коллективом.

 

- Сколько сейчас разработчиков у ДИТА?

- Внутренних мало, около 300 человек.Но количество разработчиков, которые работают с нами на аутсорсе – это десятки тысяч.

У нас нет ограничений по географической, территориальной привязке. Здесь по большому счету если начать анализировать поставщиков, с которыми мы работаем, вся география России точно будет представлена. С нами работают контрактные разработчики из Белгорода, Казани, Питера, Уфы. Я даже сейчас не буду перечислять, потому что проще Атлас России открыть, пальцем вести.

 

- В начале разговора вы говорили про сервисную модель, про то, чтобы не нести собственных издержек. А здесь получается – довольно солидные расходы на содержание персонала. Как определяете, кого брать и для каких проектов на борт, в штат, а что отдавать на аутсорс?

- Очень просто. На аутсорс идет все, что имеет достаточно понятный цикл планирования, заранее известный результат. Например, чемпионат мира по футболу – там мы заранее все процедуры провели, все идет на аутсорс по 44-ФЗ. А себе мы оставляем стратегически значимые проекты, проекты с долгим циклом и сложной инфраструктурой процессов.

Тут такой патриотичный момент, потому что внезапно выяснилось, что Россия реально может быть страной производителем софта, страной-разработчиком.Может запросто, мы не можем делать офисный софт, по разным причинам. А все что касается серверной части, все что касается middleware, обработки данных, это получается отлично.

 

- Какие корпоративные концепции «Умного города», «Цифрового города» вы учитываете, какие из них вам интересны – IBMCisco?

- Мы рассмотрели большинство вендорских предложений. Надо сказать, что уровень их предложений пока не всегда дотягивает до уровня стратегического планирования приличных городов. К сожалению, вендоры за редким исключением ударились в гонку продаж. А что продает вендор? Есть какое-то готовое решение, которое когда-то было продано, ну, например, в Рио-де-Жанейро (речь идет о решении компании IBM – прим. Ред.). Это случилось лет 6 назад и вот вендор бродит по всему миру и пытается то же самое, что они реализовали для Рио, продать в городах, от которых Рио уже тогда немного отставал в развитии. Конечно, для нас такие предложения не могут быть интересны.

Вы должны авторизоваться, чтобы написать комментарий


    Yandex.Дзен

    Подписывайтесь на канал ru-bezh.ru
    в Яндекс.Дзен


    RUБЕЖ в facebook RUБЕЖ в vk RUБЕЖ в twitter RUБЕЖ на youtube RUБЕЖ в google+ RUБЕЖ в instagram RUБЕЖ-RSS

    Контакты

    Адрес: 121471, г. Москва, Фрунзенская набережная, д. 50, пом. IIIа, комн.1

    Тел./ф.: +7 (495) 539-30-15, +7 (495) 539-30-20

    Время работы:

    E-mail: info@ru-bezh.ru

    E-mail: help@ru-bezh.ru - по техническим вопросам

    Для рекламодателей

    E-mail: reklama@ru-bezh.ru

    тел.: +7 (495) 539-30-20 (доб. 105)

    total time: 0,6271 s
    queries: 200 (0,1799 s)
    memory: 4 096 kb
    source: cache
    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение.