/ /

Дмитрий Воронцов: «Системы противодействия беспилотникам - рождение отрасли»

Дмитрий Воронцов: «Системы противодействия беспилотникам - рождение отрасли»

19 января 2023, 08:25    441

Дмитрий Воронцов

Дмитрий Воронцов

Генеральный директор компании «Ступор»

2022 год окончательно ввел в повестку транспортной безопасности новую категорию угроз — беспилотные летательные аппараты (БПЛА). Спрос на антидрон-системы резко вырос, их российские разработчики готовы выводить на серийное производство. Однако для этого потребуется создать не только сами изделия, но и всю необходимую для их применения инфраструктуру — включая нормативные требования, совместные обсуждения с потенциальными потребителями задач и возможностей, центры сертификации и обучения. Инициативу готова взять на себя компания «Ступор».

С 2022 года мы фиксируем повсеместный тренд на применение автономных беспилотных систем. То есть когда аппарат-нарушитель (причем как в воздухе, так и на воде, на земле) действует посредством оператора либо по алгоритму и настроен сразу на ту или иную задачу. При этом размеры беспилотников становятся меньше, а это диктует новые требования к системам их защиты и обнаружения. Обнаружить вертолет, например, это одна задача, а определить дрон — это другая задача, а таких угроз все больше и больше. И мы под них подстраиваемся и предоставляем рынку наиболее эффективные решения.

Важно понимать. Беспилотники сегодня — это не только военная угроза. В зоне риска находятся и объекты гражданской инфраструктуры. При этом в гражданском секторе систем защиты и обнаружения от них фактически не существует. В боевых условиях, на театре военных действий используется войсковая система ПВО (БУК, «Панцирь» и др.). Объекты внутри страны, в рамках технических средств охраны (ТСО), не защищены от внешних угроз с воздуха. Не было таких требований. Именно по этой причине мы постоянно выезжаем на объекты к заказчику, где показываем, как может вестись атака с воздуха, как ей противостоять, как в этом могут помочь средства защиты и обнаружения. Это объекты силовых ведомств (Министерство обороны, Росгвардия, ФСИН), Минтранс, Росатом, Русгидро и так далее.

Сегменту антидрон-систем гражданского применения необходимо регулирование. Нормативная база для реализации транспортной безопасности от угроз с воздуха на объектах транспортной инфраструктуры и на объектах ТЭК не предусмотрена. То есть никаких сейчас специальных решений, в рамках ТСО, для применения защиты от угроз с воздушного пространства не предусмотрено.

Беспилотные воздушные суда (БВС) — именно так записано в Федеральном законе (Воздушный кодекс РФ п. 5 ст. 32). Не БПЛА, не дроны. 404-ФЗ (02.12.2019) описывает регулирование использования БВС и уточняет полномочия, кто и как может воздействовать на БВС и их пульты управления, также оговорены такие меры, как повреждение или уничтожение данных БВС. В нашем случае для защиты мы предлагаем соответствующие варианты решения — воздействие путем подавления или преобразования сигналов дистанционного управления БВС.

Правовая система пока не готова к рынку. Есть антидрон-изделия, есть заказчики и есть спрос.

Но юридически рынка таких систем защиты и обнаружения БВС нет. Заказчики готовы их приобрести, но теряются даже в том небольшом выборе, который существует, и не имеют четкого понимания необходимости систем. Рынок не подтвержден ничем — ни тестами работоспособности технических возможностей изделий, ни сертификатами соответствия. Причем подтверждение требований заказчики хотят видеть именно на уровне официальных сертификатов. А как их получить, если нет ни сертифицирующих органов, ни методик испытаний?

Сложность сертификации антидрон-систем в том, к какой категории средств их можно отнести. Мы оказались между двух огней — в виде обязательной и добровольной сертификации. В транспортной безопасности, особенно в транспортной авиации, важный элемент — электромагнитная совместимость. При определенной мощности и рабочей частоте изделия системе требуется сертификация

Росавиации на электромагнитную совместимость. Пока мы сами формируем пакет документов для каждого заказчика и объекта, где обосновываем возможность применения средств борьбы с угрозами в воздушном пространстве.

Единственный нормативный документ по антидрон-тематике — Федеральный закон № 404-ФЗ «Овнесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 02.12.2019 г. Согласно ему, силовые структуры (и только они) после 2 декабря 2019 года получили право пресекать несанкционированное нахождение беспилотных воздушных судов в воздушном пространстве посредством подавления или преобразования сигналов дистанционного управления, воздействия на пульты управления, а также повреждения или уничтожения БВС.

Пока регуляторы выжидают, заказчики действуют на свой страх и риск. Официально, по документам, антидрон-системы на объектах отсутствуют. Ни у кого сейчас официально, в рамках ТСО, ничего не стоит, ни в одном аэропорту, ни в гражданском, ни в окологражданском, скажем так. При этом на каждой конференции, на каждой выставке присутствует служба безопасности «Домодедово», «Шереметьево» и так далее, которые открыто запрашивают у нас: дайте нам изделие, чтобы поставить на безопасность в аэропортовые зоны. А к самому изделию, нужно понимать, должно прилагаться законодательное обоснование для его применения. Сейчас таким правом обладают только специальные структуры — ФСБ, СВР, МВД, Росгваридия, ФСО и ФСИН.  Все. У собственников даже крупных промышленных и инфраструктурных объектов такого права нет.

Без регулирования рынка за свои деньги заказчики не получают никаких гарантий. Представьте, что вы собственник объекта транспортной инфраструктуры — того же аэропорта. И вы решили потратить существенную сумму, чтобы «закрыть» от угроз воздушное пространство над ним. Вы приобрели локатор или более крупную систему. Потратили миллионы рублей, отчитались об оснащении. А объект атаковал дрон, и система его не смогла нейтрализовать. Вопрос: кто виноват, на ком ответственность? Локатор рабочий? Рабочий. Есть сертификат качества? Какой-то есть. А как его сертифицировали? Про установку системы защиты (противодействия) вообще отдельная история. Сейчас ответа на этот вопрос не существует, никто не регулирует сегмент рынка, никто ни перед кем не несет ответственности. Антидрон-системы сейчас — «серый» товар, практически «товар вне закона».

Параллельный импорт и системы иностранного производства создают отдельную группу риска в антидрон-сегменте. Данные изделия могут блокировать излучение любого источника Wi-Fi-сигнала, а также частоты GPS и GSM-диапазона, что категорически недопустимо для непроверенных поставщиков. Даже мои инженеры не всегда имеют информацию, из какой «начинки» состоят сделанные в других странах системы, какие задачи они должны и будут решать помимо основных. Их никто не проверяет. А ведь возможны риски потенциального несанкционированного внешнего доступа, перехвата управления и так далее.

Кроме того, изделие иностранного производства по данной тематике официально в Россию не может быть ввезено в принципе, без сертификации соответствующим органом. Поэтому минимальное правило для заказчиков — увидел китайского (иностранного) поставщика — откажись.

Импортозамещение — реальный способ снизить затраты заказчиков. Радары иностранного производства идут по цене от $1 млн. Российская стационарная установка стоит от 10 млн рублей. Носимое изделие противодействия обойдется еще дешевле — в 1,5 млн рублей. Для небольших объектов (предприятий, администраций, ключевых транспортных узлов и заводов) такая цена не является запредельной. И точно не идет ни в какое сравнение с теми рисками, которые стоят на кону.

Закрепление статуса отраслевого сегмента за антидрон-системами послужит драйвером спроса на российские электронные компоненты в системах защиты и обнаружения БВС. Данное направление должно войти в перечень программ Минпромторга по развитию электронной промышленности в России и быть учтено в реестрах российской промышленной и радиоэлектронной продукции.

Для развития сегмента антидрон-решений необходим отраслевой центр компетенций. Что нужно для его создания? Первое — официально организованный и аттестованный полигон, на котором можно испытывать, демонстрировать, классифицировать антидрон-системы. Второе — промышленный консорциум производителей систем защиты и обнаружения беспилотных воздушных судов. Такой консорциум должен взять на себя формирование нормативной базы. Третье условие — система сертификации антидрон-систем, с понятным зафиксированным набором методик, испытательных лабораторий и требований к ним.

Регулирование рынка антидрон-изделий должно быть построено по аналогии с традиционными техническими системами охраны. Как и в случае, например, с автоматической сигнализацией — покупатель системы может быть уверен, что она соответствует всем ГОСТам и нормативам. Эта категория решения должна быть включена в законодательство по транспортной безопасности — в то же самое Постановление Правительства РФ от 26 сентября 2016 г. № 969 «Об утверждении требований к функциональным свойствам технических средств обеспечения транспортной безопасности и Правил обязательной сертификации технических средств обеспечения транспортной безопасности».

По просьбе Росгвардии мы даем разъяснения для подготовки проекта постановления по антидрон-тематике. Главным нововведением станут дополнения к перечню текущих технических средств охраны в виде новой категории угроз — беспилотных средств. Для формирования новой нормативной базы мы ведем большую разъяснительную работу среди производителей. Наработки, надеюсь, мы все увидим уже в этом году, возможно, в постановлениях правительства. Тем не менее законодательная работа ведется, и в 336-ФЗ от 14.07.2022 г. «О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации» ст.24, п.3 уже были внесены поправки о противодействии БВС.

Отдельное место в будущей нормативной базе должно быть отведено ГОСТам на антидрон-системы. Без него невозможно построить работу по оценке уязвимостей и разработке планов по обеспечению транспортной безопасности для объектов транспортной инфраструктуры и ТЭК. Для создания этого стандарта необходимо зафиксировать документально опыт реализации таких технических изделий на конкретных объектах и под конкретные задачи. Но уже сегодня изделия, которые мы предлагаем, максимально соответствуют будущему законодательному полю.

Без внятной нормативной базы заказчики даже не знают, какое количество систем закупать. На разные типы объектов требуется различное количество систем и изделий. Но и в этом случае законодательство находится только в начале пути.

По нашим подсчетам, на средний объект необходимо установить как минимум 3-4 радиолокационные станции со стационарными установками противодействия, 1-2 установки радиочастотного обнаружения, иметь несколько носимых комплектов противодействия (ружей) и установить автоматизированное рабочее место. Решение есть для любого объекта, они все разные и имеются в составе программно-аппаратного комплекса системы защиты и обнаружения БВС «Ступор».

Операторы антидрон-систем — это отдельный рынок труда. Например, по нашим оценкам, как минимум более 50 тысяч человек работают на обеспечение охраны объектов, и это только в подразделениях транспортной безопасности. Однозначно их полномочия на применение антидрон-систем также должны быть закреплены законодательно.

Необходимо ввести учетную специальность — оператор антидрон-систем. Помимо подавления беспилотного устройства, в этом сегменте предусмотрен контроль работы оператора с изделием. Как он знаком с системой, в какой момент будет ее включать, для каких задач — всему этому необходимо учить, под конкретную специальность. От этого также зависит эффективность систем защиты и обнаружения БВС. Необходимо стандартизировать навыки работы операторов антидрон-систем, будь это ВОХР, ЧОПы, УВО и так далее.

Подготовка профессиональных кадров — принципиальный вопрос. Я лично преподаю в университете МВД, на общественных началах. Потому что сложные технические изделия требуют определенной подготовки пользователей. Невозможно эффективно работать с нашими системами без понимания главного — основных требований 404-ФЗ, что такое портрет исполнителя, кто такой нарушитель воздушного пространства, признаки и виды угроз и так далее. Иначе как сотрудник сможет понять, беспилотное воздушное судно, которое находится в воздушном пространстве, является нарушителем или нет.

Свои компетенции по пониманию темы противодействия БВС я начал формировать еще проходя службу в Министерстве обороны. Служил в войсках противовоздушной обороны и имею основное образование «Радиолокация». Эти компетенции позволили действовать правильно при построении бизнеса. В 2003 году я основал компанию «ВАЙФАЙНДЕР», в 2005 получил второе высшее образование по специальности «Экономика». В 2011 году закончил еще один вуз — Российскую академию народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХ и ГС).

За 20 лет компания «ВАЙФАЙНДЕР» прошла путь от интегратора систем безопасности до собственного центра разработок и производства. Первые проекты были связаны с построением систем безопасности в банковской сфере. Это была еще одна профессиональная школа — мы научились реализовывать проекты с максимально жесткими требованиями к качеству и техническому уровню охранных систем.

Вначале мы поставляли заказчикам оборудование сторонних как российских, так и иностранных производителей, совмещая в себе функции интегратора и дистрибьютера, получив также опыт прямых поставок из-за рубежа.

Как интегратор мы прошли путь от работы с небольшими коммерческими объектами до оснащения крупных государственных предприятий. С каждым годом такого опыта становилось все больше, росло понимание новых угроз и связанных с ними стратегических задач для рынка систем безопасности.

Сегодня география клиентов охватывает территорию от Архангельска до Севастополя, от Калининграда до Томска, Дагестана, Чечни и других территорий. Еще в 2015 году внутренние компетенции компании «ВАЙФАЙНДЕР» позволили понять, что на фоне зарождения рынка дронов и резкого роста производителей беспилотников вскоре появится и спрос на системы противодействия в том или ином виде. По мере роста понимания рынка и формирования потенциальной продукции было решено выделить в отдельную компанию сегмент противодействия угрозам с воздуха. Так и появилась компания «Ступор», зарегистрированная в начале 2021 года.

На нашем рынке «Ступор» входит в первую пятерку производителей антидрон-систем. Мы быстро обошли многих интеграторов с точки зрения понимания «болей» заказчиков и возможностей подбора технических решений под задачу. Немногим поставщикам оборудования хватало технических компетенций, особенно на крупных объектах, расположенных преимущественно в государственном секторе. Мы же использовали свой опыт работы со сложными системами ТСО, а также активно направляли сотрудников для обучения к разным производителям систем безопасности.

С 2008 года «ВАЙФАЙНДЕР» работает в формате компании-интегратора. Это означает комплексный подход к проектам, решение конечных задач заказчиков. Благо инструментов для этого компания освоила достаточно. Мы своими силами разрабатываем техническую и проектную документацию, выезжаем на объекты и проводим их аудит, помогаем и заказчикам, и смежным подрядчикам в составлении техзаданий и подборе технических решений. А с определенного времени еще и производим данные решения, осуществляем их монтаж, пусконаладку, подключаем к общей системе диспетчеризации и стараемся, по возможности, взять на себя эксплуатацию и техническое обслуживание.

В 2018 году, изучив международный опыт и продукцию, мы приняли решение о запуске собственной линейки антидрон-систем. И создали производственную компанию «Ступор». Посетили несколько стран, побывали на производственных площадках, а также многочисленных выставках, включая международные. И поняли, что в России есть рынок для таких изделий отечественного производства. Импортные системы категорически дороги, заказчики постоянно испытывают потребность оптимизации бюджетов, а при этом при наличии необходимой инженерной базы аналогичных систем внутри страны на то время никто не производил.

«Ступор» располагает собственной командой инженеров-разработчиков антидрон-изделий. Все они профессионалы в своей области, военной сфере, специалисты по части локационных систем, систем радиочастотного обнаружения и противодействия. Мы кропотливо искали и отбирали людей, которые работали в свое время на различных закрытых предприятиях, имели достаточную экспертизу и опыт работы с системами и средствами специализированного применения.

Костяк инженерной команды «Ступора» составляют порядка 15 человек — эти специалисты однозначно превосходят по своим компетенциям коллег из-за рубежа. Они не просто создают системы в соответствии с международными технологическими трендами, наши инженеры сразу учитывают недостатки иностранных систем и исключают их при создании изделий.

Наша специализация сегодня — радиолокация, радиочастотное обнаружение и радиоэлектронное противодействие. Мы выпускаем собственную линейку систем защиты и обнаружения беспилотных воздушных судов (СЗО БВС). Интерес к нашей продукции проявляют многие заказчики, но в силу новизны сегмента они не всегда едины в формулировках относительно угрозы в виде дронов. Поэтому мы сами предложили рынку такое название и рассчитываем, что оно станет общеупотребимым.

В 2021 году ООО «Ступор» было зарегистрировано в городе Обнинске, на площадке ИНТЦ«Росатом». Цель компании — развитие технологического производства в пространстве наукограда. Мы сознательно сближаем нашу экспертизу в радиолокационной и радиоэлектронной области с профильными направлениями, развитие которых поддерживает государство.

Основу продуктовой линейки антидрон-систем составляют две группы устройств — носимые изделия и стационарные системы. В первую группу носимых электромагнитных «ружей» для борьбы с БВС входят прежде всего изделия «Ступор ПАРС» (Прибор Активации Режимов Самоспасения). Оно было разработано в инициативном порядке для силовых ведомств. Принцип действия основан на использовании внутренних алгоритмов работы самого «дрона». Коммерческий БВС из «ручного режима» управления (Manual) или «полет по маршруту» (Flight Plan) принудительно переключается в режим «посадка» (Land in place) или режим «возврат к месту запуска» (Return to Launch). В зависимости от времени воздействия на «дрон» и модели коммерческого БВС его можно принудительно посадить или отправить на место взлета, не причиняя материального вреда владельцу. «Ступор ПАРС» работает одновременно на шести частотах и обеспечивает индикацию заряда батареи. Изделие имеет съемную батарею питания, которая работает в холод, в жару и не взрывается. К изделию могут прилагаться дополнительные комплектующие: коллиматорный прицел, рюкзак и другие компоненты. Устройство полностью мобильно, так как имеет компактные габариты и небольшую массу.

Второе мобильно-стационарное изделие — «Ступор Шторм». Оно представляет собой радиолокатор и прибор радиочастотного противодействия. «Ступор Шторм» в полутора километрах в скрытом режиме обнаруживает БВС и в автоматическом режиме включает систему радиочастотного противодействия. Может быть выполнен как в мобильном, так и в стационарном варианте. Это наша свежая разработка, в настоящий момент она полностью готова к серийному производству. Отмечу, данное изделие разработано по итогам тщательного анализа уже существующих решений, импортных и российских. Особенностью «Ступор Шторм» является скрытая работа радиолокатора, который работает на частоте 2,4 ГГц с мощностью не более 0,1 Вт. Такое решение не нарушает требований законодательства, так как для установки этого изделия на объекты транспортной инфраструктуры и ТЭК не требуется разрешения от ГКРЧ.

В данный момент мы практически единственная компания, которая занимается производством носимого антидрон-изделия. Наши российские коллеги находятся на разных стадиях готовности своих разработок, но только изделие «Ступор ПАРС» прошло множество испытаний в различных силовых ведомствах. Подтверждены его основные характеристики, отмечено исполнение из композитных материалов и облегченного алюминия. Внешний вид изделия также отмечен заказчиками с точки зрения компактности и эргономики.

«Ступор» активно работает с российскими контрактными производствами, наши подрядчики представлены, в том числе, предприятиями из Зеленограда. То есть политика компании полностью соответствует стратегии развития электронной промышленности до 2030 года, объявленной Минпромторгом.

Наше решение может быть встроено в любые ситуационные центры. «Ступор» — это не только «Ступор ПАРС» и «Ступор Шторм». Это программно-аппаратный комплекс, который решает три группы задач: обнаружение беспилотных средств, обработка данных от всех источников в составе охранной системы и интерфейс отображения информации с автоматизированным рабочим местом оператора, включая и мобильное приложение «Ступор».

Оставаясь по-прежнему компанией-интегратором, мы предусматриваем взаимодействие наших изделий с любыми, даже конкурентными решениями. Система радиочастотного обнаружения одного вендора «видит» дрон, радиолокатор другого производителя определяет его координаты, и все данные могут быть подгружены в единый интерфейс «Ступора».

По возможностям производства «Ступор» уже перерос стадию стартапа. Мы готовы к активному развитию. Есть растущий спрос и есть готовая продукция, которую мы можем производить серийно и совершенствовать. Цикл производства наших изделий составляет 2-3 месяца. С учетом текущих сложностей логистики, поставок комплектующих мы можем гарантированно производить до 100 изделий в месяц. Масштабировать производство возможно, но для этого необходимо иметь гарантированное количество заказов, подтвержденное предоплатой. Сегмент антидрон-систем в международном масштабе растет более чем на 30% в год на текущий момент и продолжит расти примерно в таком темпе еще 3-5 лет. Российский рынок этих систем практически удваивается каждый квартал.

Объем рынка антидрон-систем в 2023 году составит несколько млрд рублей. И это по самым скромным нашим прогнозам. Взрывной рост и рождение нового рынка систем защиты и обнаружения БВС начались после февраля 2022 года и имеют все предпосылки для продолжения в течение ближайших

нескольких лет.

Компания готова к разговору с инвесторами. Мы ориентируемся на то, чтобы предложить создать серийное производство, подкрепленное центром разработок. Для этого рассматриваем предложения и об инвестициях из различных источников со сроком окупаемости максимум до трех лет. При организации серийного производства этот срок может быть сокращен до двух лет.

Мы ориентированы на различные группы инвесторов. В нашем понимании инвесторы — это и профильные бизнес-структуры, и специализированные государственные фонды, и заказчики, например компании энергетического сектора, которые используют критически важную инфраструктуру в своих каждодневных операциях.

Формат частно-государственного партнерства также важен. Долгосрочные программы поддержки, завязанные на развитие региональных экономик, интересны тем, что могут обеспечить постоянный заказ на изделия и гарантировать таким образом возврат инвестиций.

Готовый пример — переговоры с Министерством экономики и промышленности Тульской области. Их инициировал непосредственно губернатор Алексей Дюмин, так как тульские оружейные предприятия входят в перечень наших контрактных подрядчиков. Власти региона предложили нам помощь в поиске прямых инвестиций, а также в задействовании производственных мощностей предприятий Тульской области. Сейчас мы над этим работаем и обсуждаем.

Времени на раскачку нет. На протяжении трех лет мы участвуем в различных выставках, представляя для потенциальных заказчиков решение СЗО БВС «Ступор», которое способно защитить аэродромы и другие объекты от беспилотников.

Надеемся теперь, что после трагических инцидентов поднимется статус темы противодействия БВС до приоритетного, оперативно доработается нормативная база, утвердят технические требования. И приступят к оснащению объектов, начиная прежде всего с критически значимых. Время не ждет. В связи с началом специальной военной операции актуальность системы защиты и обнаружения БВС высока как никогда, как на фронте, так и внутри страны.

Для развития новой отрасли требуется много усилий и со стороны государства, и со стороны производителей. И только совместными усилиями мы можем достигнуть укрепления обороноспособности государства и защиты объектов транспортной инфраструктуры и ТЭК от новых угроз.

 Журнал RUБЕЖ  Пожарная безопасность  Транспортная безопасность

Yandex.Дзен

Подписывайтесь на канал ru-bezh.ru
в Яндекс.Дзен

Яндекс.Директ

RUБЕЖ в vk RUБЕЖ на youtube RUБЕЖ в telegram+ RUБЕЖ-RSS

Контакты

Тел./ф.: +7 (495) 539-30-20

Время работы: 9:00-18:00, понедельник - пятница

E-mail: info@ru-bezh.ru


Свидетельство о регистрации ФС77-78638 от 10 июля 2020г

выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,

информационных технологий и массовых коммуникаций.

Для рекламодателей

E-mail: reklama@ru-bezh.ru

тел.: +7 (495) 539-30-20 (доб. 103)

total time: 0.2614 s
queries: 175 (0.0198 s)
memory: 6 144 kb
source: cache
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение.