Wisenet X

/ / Андрей Христофоров: «Безопасный город» надо наполнить контентом
Андрей Христофоров: «Безопасный город» надо наполнить контентом

Андрей Христофоров

директор по корпоративным продажам

ITV | AxxonSoft

Андрей Христофоров: «Безопасный город» надо наполнить контентом

30 мая 2016, 16:50

 

 

«Безопасный город» стал крупнейшим разделом IX Международного салона «Комплексная безопасность». И запомнился не только размерами. В 2016 году, чуть ли не впервые, интеграторы и разработчики заявили свои решения не просто на одной площадке, но и в рамках единой концепции. Части паззла «АПК БГ», наконец-то, стали складываться в цельную картинку. Один из старожилов рынка видеоаналитики - ITV | AxxonSoft – идею интеграции воплотил наглядно: в том или ином виде технологии компании присутствовали почти на каждом из стендов экспозиции. Директор по продажам компании Андрей Христофоров рассказал журналу RUБЕЖ о том, что сделано и что еще нужно сделать игрокам рынка – чтобы яркая и глобальная концепция стала, наконец, былью. 

RUБЕЖ: На «Комплексной безопасности» лого ITV можно встретить, кажется, везде – от  стенда «Ростелекома», до его субподрядчиков. Получается, пока все сражаются за заказчиков, вы пассажиры на чужих стендах и вас это устраивает?

Христофоров: Нет, ну почему же на чужих? Здесь, если вы посмотрите, на этой выставке нет ни одного стенда, что касается именно видео, безопасности, аналитики, конкретно производителя. Производитель не выставился нигде. Почему? Потому, что людей, которые приходят на эту выставку не интересуют «чистые» технологии. Им нужны решения.

RUБЕЖ: От слова «вообще»?

Христофоров: Вообще. Никого здесь не интересует, как там какое лицо где ищется. Их интересует, как эти технологии, взаимодействует между собой. Для всех важны решения, которые готовит «Ростелеком», но не он сам. Ростелеком – это провайдер, он продает контент, который готовит руками своих партнёров – интеграторов таких как «Техносерв», «АТ Консалтинг» и других. И вот им уже нужны мы - вендоры. Нам объективно нечего предложить конечному заказчику, и так было всегда.

RUБЕЖ: У вас же есть решение для «Безопасных городов» - Intellect, Next.

Христофоров: Да, но это технологии.

RUБЕЖ: Разве это не готовая платформа для развертывания? 

Христофоров: Да, платформа, но для того чтобы она стала решением, обязательно требуются руки и голова, интегратора.

RUБЕЖ: То есть официально можно сказать, что ITV не претендует на роль платформы верхнего уровня в АПК «Безопасный город»?

Христофоров: Мы претендуем на роль платформы-агрегатора. И потом, что такое верхний уровень? Давайте определимся с терминами. Тогда всё станет на свои места. Верхний уровень – это система принятия решения. Верхний уровень – это система, которая позволяет консолидировать информационные потоки, не потоки с технических средств, а информационные потоки, уметь их проиндексировать между собой и помочь исполнителю принять решение.

И вот все эти потоки куда-то стекаются, в какой-нибудь техцентр завода, города, банка, предприятия, не важно. И вот в этом ситуационном центре люди принимают какое-то решение. На основании чего? На основании данных, которые они получают. При расследовании каких-то мероприятий, например, когда расследуется пожар на предприятии, данных от систем безопасности мало. Система безопасности должна увидеть начало пожара, просигнализировать, что это произошло, помочь вызвать службу реагирования. А когда начинается расследование, тут уже подключаются другие инструменты и кто был ответственный, и кто инструктаж читал, и кто прописывал регламенты.  Этих данных в системе безопасности нет, но в системе верхнего уровня они должны быть. Соответственно, вся концепция, которую выстроила МЧС и выдала «на гора», если внимательно посмотреть, описывает концептуальный подход к тому самому верхнему уровню.

RUБЕЖ: Вы правильно сказали про «если внимательно посмотреть». Такое впечатление, что спустя пару лет после появления концепции вендоры как раз стали внимательно смотреть и поняли, что железо в АПК вообще не на первом месте.

Христофоров: Я смотрел с первого дня внимательно.

RUБЕЖ: И если поначалу компании стояли в очередь за членством в Экспертном совете при МЧС, то сейчас поняли, что не в этом счастье и сейчас выстраивают продажи в АПК БГ, в основном, через интеграторов? 

Христофоров: Безусловно, важны технологии, которые работают внизу, качество этих технологий и функционал. Но выбор этих технологий часто обусловлен исключительно локальными задачами конкретных исполнителей. Ведь когда речь идёт о «Безопасном городе» как о едином проекте, то гиперзадача общая – в принципе с умом управлять информацией. А вот локальные потребности внизу у каждого конкретного исполнителя, они разные и технические средства могут их решать либо не решать. И этим управляют интеграторы.

RUБЕЖ: На ваш взгляд, насколько четко и понятно для рынка сформулированы требования к такой единой платформе? Помимо технических требований к оборудованию? 

Христофоров: Скажем так, концепция, которую выпустил МЧС – это и есть требования к платформе, которая должна быть верхним уровнем, и концепция эта полностью всеобъемлющая. Мало того, она на столько крутая и всеобъемлющая, что сейчас просто нет, как мне кажется, решения, которое полностью способно выполнить эту «хотелку». Это все понимают прекрасно.  Да, её невозможно сейчас реализовать полностью, но стремиться к этому надо. То есть это путь куда-то, roadmap, маршрут, часть его можно пройти и сейчас.

RUБЕЖ: При этом, судя по размерам стенда, ключевая роль отводится «Ростелекому»

Христофоров: При чём здесь «Ростелеком»? Все просто. «Ростелеком» –  владелец, так уж случилось в нашей стране, львиной доли  каналов передачи данных, без которой современные IT-системы не живут. Но мы с вами еще во время конференции на MIPS / Securika обсуждали, что безопасность – это информационные потоки. У «Ростелекома» есть каналы – это их бизнес. По ним что-то должно «течь», безусловно, чем больше течёт, тем больше зарабатывает компания. Соответственно они ищут рынки где есть генераторы контента и работают на этих рынках. Какого контента? Я думаю, что им все равно. Мне бы было все равно. (смеется - прим. редакции) В целом у «Ростелекома» задача увеличить потребление  каналов связи и процессорных мощностей. Видео –  очень крупный контент, конечно, им оно интересно.

А дальше есть крупные интеграторы, которые способны разглядеть на рынке разные технологии, использовать эти технологии, создать на их основе решения для проектов и наполнить проекты контентом. На мой взгляд, сейчас рынок уже хорошо научился разглядывать технологии, выбирать нужное.

Но, строго говоря, готовой платформы верхнего уровня до сих пор нет.

У всех концепты, законченных решений глобального верхнего уровня я пока на «Комплексной безопасности»  2016 года не видел.

RUБЕЖ: То есть конечные заказчики АПК БГ – те же муниципальные образования – это не ваш клиент?

Христофоров: Это так. Но если заказчик  к нам  не идёт и не шёл, мы к нему идем. Зачем? Мы идем сказать, что стоимость наших технологий в общей сумме проекта, если это «Безопасный город» 2-3%. Пренебрежимо малая цифра по сравнению с проводами, с каналами, с работой, экскаваторами, бетонированием, столбами. Но от того какую технологию выберет заказчик, будет зависеть, какие задачи он сможет решать.

RUБЕЖ: Выходит, от 3% будет зависеть как будут работать остальные 97%?

Христофоров: Да! Основная наша задача что бы заказчик обратил внимание на эту маленькую-маленькую статью расходов от которой зависит очень много  и сделал правильный выбор.

RUБЕЖ: Тем не менее, у платформы Intellect от ITV репутация дорогого решения – такого, что не каждое муниципальное образование может себе позволить.

Христофоров: Это не правда. Давайте посчитаем. Возьмём маленький условный город, реальный кейс. Общая стоимость проекта составляет 100 миллионов. Стоимость софта от ITV будет 3,5 миллиона. У одного ближайшего конкурента стоимость получилась 3 миллиона, еще у одного - 2,8. На 100 миллионах проекта – это подъёмно или не подъёмно?

RUБЕЖ: Это именно Intellect был?

Христофоров: Интеллект против VMS-писалки. 2,8 против 3,5 на 100-миллионном проекте. Из этих 100 миллионов, 70 стоимость каналов связи. Около 3 миллионов, плюс-минус – это VMS, а остальное инфраструктура и те же камеры, провода и остальное. То есть это настолько не существенно в крупных проектах.

RUБЕЖ: Пересечения интересов с вендорами, которые работают по вертикально интегрированной модели, не возникает? 

Христофоров: Многие поставщики оборудования делают попытки создавать свои инжиниринговые подразделения, чтобы повысить маржинальность. Им кажется, если они зайдут в проект, заберут его целиком и вместо 3% стоимости, грубо говоря, отхватят там 30 % - это же типа круто, вроде заработать можно больше. Но там есть обратная сторона медали, которая выглядит следующим образом. Как только ты начинаешь этим заниматься, ты сразу начинаешь конкурировать автоматически с теми компаниями, которые потенциально твои партнёры, и они тебя уже перестают продвигать. Мы крепко стоим на позиции: мы – B2B. Мы в проект сами не ходим, это наша твердая позиция.

RUБЕЖ: О том же ретейле можно сказать, что есть специализированные разработчики софта?

Христофоров: Обязательно, конечно

RUБЕЖ: И вы с ними «бодаетесь»? 

Христофоров: Всегда «бодается» кто-то с кем-то. Это неизбежно.

RUБЕЖ: Просто вдруг они что-то такое делают, на что вы даже не замахиваетесь?

Христофоров: Нет, в ретейл – вот если говорить именно о контроле кассовых операций – у нас всё хорошо, мы одни из лучших там.

RUБЕЖ: Axis вам партнёр или конкурент?

Христофоров: Партнёр

RUБЕЖ: У них ведь своя аналитика?

Христофоров: Axis наш технологический партнёр. У них есть аналитика но она мертва без хорошей VMS. Мы общаемся на уровне головных офисов. Иначе с такими партнёрами нельзя работать. Мы должны получать от них самые новейшие разработки, которые даже не вышли ещё на рынок. Мы должны получать от них новейшие линейки камер. Потому что, когда они выходят на рынок, они должны быть интегрированы, весь функционал должен быть поддержан, это выгодно и им и нам.

RUБЕЖ: Тогда в чём секрет успеха и как выстраивать лидерство и конкурентное преимущество?

Христофоров: Я скажу банальную вещь, возможно, или спорную для кого-то, но это моё личное мнение. Я считаю, что абсолютно на любом мировом рынке, в любой области, куда бы мы не посмотрели, выигрывают и становятся лидерами компании, которые умеют генерировать инновации, либо находить эти инновации и уметь их продвигать совместно с партнерами.

RUБЕЖ: Для ITV какой из вариантов работает?

Христофоров: И такой, и такой. Потому что мы с одной стороны интеграционная платформа, мы никогда не скрывали, что хотим интегрировать всё самое лучшее, потому что все, кто производит хоть что-то стоящее на этом рыке – наши партнёры, безусловно. А, с другой стороны, есть области в которых мы генерируем инновации, у нас есть просто уникальные запатентованные разработки.

RUБЕЖ: Году в 2013 году вы довольно скептически высказывались о возможностях по распознаванию лиц, это было, по-моему на «ТБ форуме»?

Христофоров: Нет, распознавание лиц было у нас всегда. Я всегда говорил, и в 2013 году, и ранее, что распознавание лиц хорошо работает там, где человек хочет, чтобы его распознали. Но всё движется, всё изменяется, технологии развиваются. Что с тех пор изменилось? Прежде всего процессорные мощности. Да и камеры, извините, стали другими. Что в 2013 году было с мегапикселями этими, с качеством и что стало сейчас?! Мы получили больше пикселей, мы можем их обрабатывать благодаря выросшим процессорным мощностям, мы получаем больше фотографий. Вот и произошел скачок качества распознавания в режиме реального времени. Никакой фантастики не появилось по-прежнему. Просто стало качественнее.

Теперь в толпе, если мы можем создать структурированный поток людей, на пример через турникеты распознавание лиц работать будет с высоким процентом.

RUБЕЖ: Вернемся к «Безопасному городу». Я понял так, что проблемы «Ростелекома» - не ваши проблемы. Тем не менее, на конференции по АПК в начале года, организованной МЧС представители регионов критиковали идею финансировать проекты за счет штрафов от комплексов фотовидеофиксации. Их главное сомнение было в том, что комплекс фотовидеофиксации не окупит себя в большинстве регионов, потому что там просто нет такого количества населения.

Христофоров: Я уже на эту тему высказывался. У нас комплекс фотовидеофиксации воспринимают как курочку Рябу, которая золотые яички должна нести. Если комплекс перестает приносить деньги - паника: «Ой, ужас, кошмар, бизнес поломался!» А на самом деле это прекрасно! Значит, люди перестали нарушать правила. Кто то жив останется.

RUБЕЖ: И как быть? МЧС и «Ростелеком» рекомендуют основывать финансирование и инвестирование в «Безопасные города» именно на комплексах фотовидеофиксации.

Христофоров: Они просто понимают, как все умные люди, что это единственные возвратные деньги. Ну есть еще весогабаритный контроль, но это про другое. Да просто не на чем больше зарабатывать! А если денег в регионе нет, то откуда-то их брать надо. Ну, значит надо так, и комплекс фотовидеофиксации окупает себя.

RUБЕЖ: У интеграторов есть предложения по монетизации АПК. Там около 15 позиций.

Христофоров: Да, и у меня таких предложений миллион и что? Это же реализовать нельзя. Это все не может быть предметом концессионного соглашения. Есть законодательная база, там чётко всё прописано. Реально деньги сейчас можно собирать с фотовидеофиксации и с весогабаритного контроля и всё. 


Комментарии (0)

    Контакты

    Адрес: 121471, г. Москва, Фрунзенская набережная, д. 50, пом. IIIа, комн.1

    Тел./ф.: +7 (495) 539–30–15, +7 (495) 539–30–20

    Время работы: 9:00–18:00, понедельник — пятница

    E-mail: info@ru-bezh.ru

    E-mail: help@ru-bezh.ru - по техническим вопросам

    Для рекламодателей

    E-mail: reklama@ru-bezh.ru

    тел.: +7 (495) 539–30–20 (доб. 105)

    Загрузить на Google Play

    Загрузить на App Store

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.