Отечественное ПО для госкомпаний: панацея для российского ИТ-сектора?


Отечественное ПО для госкомпаний: панацея для российского ИТ-сектора?

Алексей Дрозд

Алексей Дрозд, аналитик, руководитель учебного центра компании SearchInform

Не так давно в прессе появились сообщения о том, что Госдума планирует обязать госкомпании закупать программное обеспечение российского производства – речь пока что идет о том, «чтобы обязать государственные компании при равных предложениях, существующих от западных компаний и российских, делать выбор в пользу российских». Насколько это будет полезно для российской ИТ-индустрии и не нанесет ли вреда госкомпаниям?

Нужно сказать, что инициатива поддержки отечественного производителя не нова, и то и дело находит своих почитателей в разных странах, а не только в России. Но сейчас ситуация действительно критическая: торговый баланс России в области ИТ-услуг «просел» за 2014-й год на 628 млн. долларов по сравнению с 2013-м. На фоне показавшей рост более чем на 400 млн маленькой Белоруссии эта цифра выглядит совсем не радужно.

В то же время, нельзя не отметить, что в условиях роста курса валют российские производители и так оказались в более выигрышном положении на фоне западных поставщиков. Впрочем, рынка программного обеспечения это касается в значительно меньшей степени, поскольку продажа ПО – это всегда немного «продажа воздуха», где есть очень большое пространство для маневров и скидок. Поэтому если западный поставщик автомобилей просто будет нести убытки, то западный поставщик ПО сократит официальное представительство до одного человека, перекинет техническую поддержку на партнеров, и работать в том же ценовом диапазоне, что и отечественные разработчики, получая основную прибыль на других рынках, но оставаясь в России с мыслью о том, что тяжелые времена когда-нибудь закончатся.

Однако возникает закономерный вопрос: если госкомпании «при прочих равных» до сих пор не выбирали отечественное ПО, то на это, видимо, были объективные причины? Возможно, ему не хватало какой-то важной для компании функциональности, или оно стоило всё же заметно дороже, чем решение западного производителя? Ведь в тех секторах, где российские компании традиционно сильны – например, в защите информации и информационной безопасности, ‑ и так нет никакой необходимости вводить искусственное ограничение на покупки западных решений, потому что львиная доля госкомпаний пользуются продуктами, созданными именно в России.

Для примера возьмем российский рынок DLP-систем (так называются программные продукты для контроля информационных потоков в организациях и предотвращения утечек конфиденциальных данных из них). Этот рынок начинался с прихода на него крупных западных компаний, но уже сегодня на нем «правят бал» российские игроки. Так произошло потому, что российские решения лучше адаптированы к реалиям – как к языковым, так и к правовым. Потому что, как говорит аналитик компании SearchInform Роман Идов, «главное на Западе – это внедрить систему, чтобы работник её боялся и не делал ничего плохого под её колпаком. С нашими работниками так не получается, с ними нужно работать на опережение, потому что у них совсем другая шкала ценностей, и корпоративные приоритеты для большинства – пустой звук».

Поддержка бизнеса со стороны государства с помощью таких мер, конечно, может помочь российским ИТ-компаниям пережить трудные времена, но вместе с тем, она не делает их решения более конкурентоспособными, особенно на мировом рынке. А ведь ключевое преимущество ИТ-сектора как раз и заключается в его открытости для всей мировой экономики, динамичности и возможности масштабирования на многие регионы без строительства новых заводов и фабрик в них.

Здесь будет уместно обратиться к опыту поддержки ИТ-бизнеса уже упоминавшейся Белоруссией, которую сегодня не случайно называют одной из самых развитых в сфере ИТ-стран Восточной Европы. Главный двигатель белорусской ИТ-индустрии – это тамошний Парк высоких технологий, созданный по указу Александра Лукашенко и чем-то похожий на наше Сколково. Правда, с одним важным отличием – в отличие от Сколково, замахнувшегося сразу на масштабные цели, ПВТ в спокойном режиме кормит и поит 20 тысяч белорусских айтишников и привлекает инвестиции благодаря льготному режиму налогообложения. В результате, в нем работают такие уже известные сегодня компании как Viber, Wargaming.net (разработчик «Мира танков») и другие менее известные в России.

В России существует ряд локальных технопарков, но в целом их деятельности и условия работы в них заметно отличаются от белорусского ПВТ, который позволяет ИТ-компаниям развиваться быстрее, чем они могли бы без его помощи, и при этом не терять фокуса на конкурентоспособности своих продуктов или услуг. Думается, что опыт небольшой Белоруссии можно было бы распространить и на российские регионы, оставив масштабные задачи для Сколково, и обеспечив решающим насущные проблемы ИТ-компании некоторые преференции. В итоге, это дало бы куда лучший эффект, чем навязанная законодательно «любовь» к отечественному производителю. Тогда и госкомпании получили бы возможность «голосовать рублем» за лучший продукт, стимулируя отечественных производителей к честной конкуренции, и сами производители не были бы привязаны исключительно к заказам госкомпаний. Это оздоровило бы весь ИТ-рынок страны, что также было бы полезно и производителям, и покупателям.

Контакты

Адрес: 121471, г. Москва, Фрунзенская набережная, д. 50, пом. IIIа, комн.1

Тел./ф.: +7 (495) 539–30–15, +7 (495) 539–30–20

Время работы: 9:00–18:00, понедельник — пятница

E-mail: info@ru-bezh.ru

E-mail: help@ru-bezh.ru - по техническим вопросам

Для рекламодателей

E-mail: reklama@ru-bezh.ru

тел.: +7 (495) 539–30–20 (доб. 218)

Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.